Официальный сайт Союза лесоводов Санкт-Петербурга
Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Нажимая "Подписаться", Вы принимаете условия обработки персональных данных.
Социальные сети
Между Лесоустройством и ГИЛ. Трейфельд Р.Ф.

Между Лесоустройством и ГИЛ. Трейфельд Р.Ф.

Часть 1. Лесоустройство

11 июля 2016 в 16:23

В октябре 2014 г. в Иркутске прошла очередная, 4-я Международная научно-практическая конференция «Проблемы инвентаризации лесов и лесоустройства», в ходе которой, обсуждались проекты совершенствования обеих систем, подготовленные рабочими группами специалистов лесоустройства, лесного хозяйства и сопредельных отраслей.
В ходе конференции отмечалось, что положение с устройством лесов в целом следует считать неудовлетворительным, не смотря на некоторое оживление в 2013-2014 г.г., когда устраивалось по 18 млн. га в год. По состоянию на сегодня ситуация практически остается также тревожно неопределенной.
Работа над проектом новой лесоустроительной инструкции и Концепцией ГИЛ приостановлена, однако очевидно, что её следует продолжить, поскольку действующая в настоящее время нормативно-правовая база лесоустройства не укладывается в каноны классического отечественного лесного хозяйства, не отвечает ни запросам лесопользователей, ни современным воззрениям на лес, как неотъемлемого компонента окружающей природной среды.
Как участник рабочих групп по совершенствованию указанных документов, хочу поделиться с посетителями Сайта лесоводов СПб мнением о состоянии двух систем изучения лесов Российской Федерации.

...действующая в настоящее время нормативно-правовая база лесоустройства не укладывается в каноны классического отечественного лесного хозяйства, не отвечает ни запросам лесопользователей, ни современным воззрениям на лес, как неотъемлемого компонента окружающей природной среды.
Между Лесоустройством и ГИЛ. Трейфельд Р.Ф.

ЛЕСОУСТРОЙСТВО (назад – в 19 век)

Если историю нашего лесоустройства представить в виде графика, приняв за начальную точку отсчета Вальдмейстерскую инструкцию Петра I, где уже тогда были узаконены базовые положения устройства лесов, а за конечную – лесоустроительные инструкции 2008 и 2011 годов, мы получим график, напоминающий колебания курса рубля к американскому доллару последнего времени, где умеренная волатильность вдруг сменилась на резкое падение – рубль буквально рухнул на головы обескураженного населения страны.
Отечественное обустройство лесов, получив мощный толчок в середине 19 века в виде Лесоустроительных инструкций 1845 – 1854 годов, также испытывало взлеты и падения, но такого обвала, как после «реформ» 2000-х годов, оно не знало за весь период почти 300-летнего существования (период великой отечественной войны – не в счет). Ревизия основных классических положений российского лесоустройства и лесного хозяйства, заложенная в концепцию Лесного кодекса 2006 года, не только остановила, но и отбросила их развитие далеко назад.

В Лесоустроительных инструкциях 2008 и 2011 годов выхолощены или бездумно ревизованы традиционные положения теории лесоустройства: методы лесоустройства, разряды и методы таксации лесов, лесоустроительное проектирование на основе анализа ведения прошлого хозяйства. Изъяты разделы экономики и экологии. В обеих инструкциях отсутствует даже упоминание о современных программно-аппаратных средствах обработки лесоустроительной информации. Но самым ультрарадикальным и унизительным для лесоустроителей стало фактическое отлучение лесоустройства от расчета норм лесопользования. Без этого результирующего звена всего процесса устройства лесов, как и без экономики, лесоустройство прекращает существовать, остаются пресловутые лесоучетные работы – термин, так понравившийся недоучившимся современным реформаторам и бесконечно сменяющим друг друга, привлекаемым со стороны, руководителям лесного хозяйства.

Показательной иллюстрацией низкого качества действующей инструкции 2011 года служит глава Х – «Лесоустроительная документация», где предусмотрено составление «пояснительных записок произвольной формы» на 4 вида вспомогательных лесоустроительных действий, в то время как на таксацию и проектирование лесохозяйственных мероприятий, работ, составляющих суть и основной смысл лесоустройства, объяснительных записок не требуется. То есть узаконена ликвидация итогового документа устройства лесов – Проекта лесоустройства, называемого раньше Отчетом или Объяснительной запиской, но независимо от названия в обязательном порядке служившем лесничему руководством по ведению лесного хозяйства на предстоящий ревизионный период, как правило – на 10 лет. Путем сравнения текстов последних советских инструкций с действующей в настоящее время нетрудно заметить , что последний – это обрезанный вариант первых, наспех адаптированный под лесной кодекс 2006 года. В целом обе последние лесоустроительные инструкции оставляют впечатление не более, как небрежно, впопыхах написанные технические указания по составлению Проектов освоения лесов. А если соотнести наукоемкость этих документов с теорией традиционного лесоустройства, то придется признать его содержательность не более как на уровне представлений об устройстве лесов первой половины 19 века.

Так или иначе, современными базовыми нормативными документами, определяющими роль и место лесоустройства в лесном секторе экономики являются на сегодня Лесной кодекс 2006 г. ( далее ЛК 2006 ) и лесоустроительная инструкция (ЛУ инструкция) издания 2011 г.
Со времени вступления в силу ЛК 2006 года в текст документа внесено около двухсот поправок, из которых только три касаются непосредственно лесоустройства, но и они не вносят принципиальных нормативно-правовых изменений в роль и значение отрасли.
В то же время вакуум, образовавшийся в информационном обеспечении лесопользования и лесного хозяйства требует восстановления устройства лесов в объемах, компенсирующих допущенное отставание. Безусловно также, требуются корректировки, как Лесного кодекса так и лесоустроительной инструкции.
Остановимся на моментах, требующих пересмотра содержания и места лесоустройства в законодательной базе с позиций традиционного для российских условий подхода, учета негативного опыта более чем 9-летнего периода действия ЛК 2006 и острой необходимости устройства лесов.

Согласно ст. 68 ЛК лесоустройство состоит из 6 видов работ, которые по действующему гражданскому законодательству могут выполняться каждая сама по себе в разное время и в отрыве от основного цикла работ по лесоустройству. Это все равно как строить дом, корабль, или самолет большим числом исполнителей без генерального подрядчика, отвечающего за общий результат строительства объекта. Надуманное расчленение лесоустройства на некие разрозненные «лесоустроительные действия» нарушило его технологическую цельность и привело к появлению искусственного рынка работ для псевдо или окололесоустроительных фирм. Ведь для выполнения работ, скажем, по п.2 ст.68 – «проектирование лесов по целевому назначению» достаточно скопировать соответствующие распоряжения Правительства РФ, которые готовятся федеральными органами власти в области лесных отношений разновременно и без участия лесоустройства (п.п. 26, 39 ст. 81 ЛК), разбавить текстом хоть из Википедии и вот вам готовый рыночный продукт лесоустроительного проектирования с рыночной, соответственно, стоимостью.

Наряду с нарушением целостности лесоустройства, его деятельность ограничена исключением из состава работ таких фундаментальных разделов как анализ хозяйственной деятельности за период между настоящим и предыдущим лесоустройством (ревизионный период), определение норм лесопользования, экономические показатели.
Квалифицированные специалисты лесного хозяйства без лишних разъяснений понимают значение анализа и оценки прошлого хозяйства, как основы для проектирования рационального лесопользования и лесохозяйственных мероприятий на перспективный период. Для профессионалов – это аксиома, суть и значение которой можно найти в любом учебнике лесоустройства. Однако логика ЛК 2006, направленного на приоритет лесопользования в ущерб лесному хозяйству не предусматривает оценки прошлой хозяйственной деятельности, поскольку среди прочего, такая оценка, выполненная при очередном или непрерывном лесоустройстве в первую очередь выявляет нарушения в качестве (соблюдение правил рубок) и количестве (разрешенный объем рубок) лесопользования в устраиваемом объекте.

Определение оптимального размера лесопользования является узловой точкой лесоустроительного проектирования. Оптимальная расчетная лесосека, определяемая как некое среднее из 4-х расчетных лесосек, является критерием неистощительного, равномерного во времени лесопользования. Рекомендуемая лесоустройством к утверждению на предстоящий период, расчетная лесосека, непосредственно влияет на объем и способы лесовосстановления, включая площади проектируемых лесных культур.
Определение размера лесопользования – это также вопрос квалификации, его должны выполнять профессионалы – лесоустроители с достаточным стажем лесоустроительного проектирования. ЛК 2006 не регламентирует эту процедуру, расчетную лесосеку может определить любое юридическое или физическое лицо, выигравшее конкурс на подготовку Лесохозяйственного регламента. При этом не предъявляется требований к профессиональной подготовке и квалификации исполнителей этих работ.

Другой важный аспект, непосредственно связанный с расчетом лесопользования, это размер расчетной лесосеки в целом по Российской федерации. В настоящее время эта лесосека составляет порядка 670 млн. м³, при фактической рубке в среднем за последние 3 года – около 170 млн. м³, или 25% освоения. Разрешенный объем лесопользования в целом по России искусственно завышен и на протяжении последних десятилетий неизменно служит воображаемым символом лесного изобилия. Он позволяет многим «знатокам лесных богатств» вплоть до высшего руководства страны, поддаваться бесконечной эйфории по поводу неистощительности лесных ресурсов.

Разрешенный объем лесопользования в целом по России искусственно завышен и на протяжении последних десятилетий неизменно служит воображаемым символом лесного изобилия.

Магическая цифра нормы лесопользования по всей стране - 670 млн. м ³, получена путем простого суммирования лесосек по всем лесничествам (раннее – по лесхозам) всех лесов страны, включая недоступные и нерентабельные по природным условиям. Надо понимать при этом, что собственно лесосека по лесничеству, рассчитываемая по действующей методике исчисления расчетных лесосек есть показатель БИОЛОГИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА лесов, возможного к реализации в форме рубок, потенциала, отражающего нижний предел изъятия древесины, при котором сохраняется способность лесных насаждений к самопроизводству. Нормой лесопользования он становится после утверждения органами власти в форме расчетной лесосеки. И если заранее известно, что, какая то часть лесов страны исключена из лесоэксплуатации, то и потенциал лесопользования следует определять отдельно – для лесов эксплуатируемых, возможных для эксплуатации и для остальных лесов.
При всей, казалось бы, сложности, проблема выявления возможных к эксплуатации лесных ресурсов и мера их фактического освоения, с нашей точки зрения, решается достаточно просто. В проекте новой ЛУ инструкции 2014 года предложена схема критериев интенсивности лесопользования и ведения лесного хозяйства. Опираясь на эту схему, все леса, за исключением лесотундры и низкобонитетного высокогорья, можно дифференцировать по трем группам интенсивности: высокую, среднюю и низкую. Такая дифференциация служит также основанием для распределения на разряды лесов, планируемых к очередному устройству.

Известно также, что леса страны по их сегодняшнему фактическому освоению и природным условиям делятся на Европейско-Уральскую зону освоенных лесов, зону эксплуатируемых и возможных к эксплуатации, но пока не освоенных лесов Севера, Сибири и Дальнего востока, и зону малопроизводительных лесов зоны вечной мерзлоты и высокогорий.
Расчетная лесосека в целом по федерации должна отражать норму лесопользования на территории, возможной к эксплуатации на период не более 20 лет. Её величина не может быть постоянной, а должна пересматриваться раз в один-два года и отражать тем самым долю фактически эксплуатируемых и возможных к освоению лесов страны.
При таком подходе лесосека эксплуатируемых лесов Европейско-Уральской зоны и освоенных лесов Сибири и дальнего Востока на площади порядка около 300 – 350 млн га окажется по нашим приблизительным подсчетам на уровне 200 млн. м³, а доля её фактического освоения составит порядка 85%. Заметим при этом, что стопроцентного освоения нормы лесопользования в наших структурно разнообразных и в значительной мере «бесхозяйственных», лесах достичь невозможно, поскольку в расчет включаются запасы древостоев, разреженных бессистемными легальными и нелегальными рубками, поврежденных вредителями, болезнями и пожарами, древесные запасы мелкоконтурных, разбросанных на больших пространствах лесных выделов. Доля таких лесов со временем увеличивается, а заготовка древесины здесь нерентабельна.

Что касается территорий за пределами зон эксплуатируемых лесов, то термин «расчетная лесосека» по отношению к этим лесам просто не должен применяться, поскольку, выполняя биосферную роль, они не могут и не должны быть вовлекаемы в эксплуатацию. В соответствующем информационном материале для таких лесов в графе «расчетная лесосека» должен стоять показатель, свидетельствующий только о биологическом потенциале древостоев этих территорий. Отметим также, что и в освоенных лесах из расчетной лесосеки следует исключать низкобонитетные насаждения 5а-5б классов бонитета (как это предусматривалось ЛУ инструкциями советского периода) путем записи в материалах расчета «кроме того» и не суммировать их размер с общим размером лесопользования по объекту расчета.
Попутно вкратце остановимся на ставшей уже одиозной теме «экономического обоснования расчетной лесосеки». Само словосочетание понятия «расчетная лесосека» с экономическим обоснованием является в корне противоречивым. Объясним почему.
Как указано выше, расчетная лесосека – это результат расчета нормы рубок, которую нельзя превышать, не нарушая непрерывности и неистощительности лесопользования. В расчетах отсутствует за ненадобностью денежная оценка площадей и запасов лесного фонда, поскольку энергия прироста лесов есть величина, не подчиняющаяся экономическим законам (кроме, разумеется, объектов интенсивного лесного хозяйства, лесных плантаций). Экономическим обоснованием может быть не расчетная лесосека, а её численные изменения, в ту, или иную сторону, в зависимости от экономической или политической коньюнктуры. Вольное обращение с расчетной лесосекой возможно и при непонимании или заведомом неприятии каких либо норм и лесоводственных ограничений при «хищническом», как говаривали ортодоксальные марксисты, эксплуатации лесов при капитализме. Опускаясь на грешную землю, порой кажется, что реалии нашего сегодняшнего лесопользования служат проверкой на практике этой вечно актуальной марксистской догмы.

Обращаясь к теме экономики лесного хозяйства без лишнего академизма, можно видеть наличие двух экономических моделей ведения лесного хозяйства:

-РЫНОЧНАЯ, когда доходная часть субъекта лесного хозяйства(лесовладельца независимо от права собственности) базируется на аукционной продаже им леса на корню как товара и продаже лесной продукции разных уровней передела по ценам, формирующимся в процессе рыночной конкуренции. Так обстоит дело во всех странах с частно-государственной собственностью на леса, такой была экономика в дореволюционной России.

-ПЛАНОВО-ДИРЕКТИВНАЯ, при которой субъект ведения лесного хозяйства (в СССР – лесхоз, в современной России - лесничество, центральное лесничество) отчужден государством от реализации древесины на корню, являясь лишь доверенным лицом государства на выполнение сугубо нерыночных (из-за длительности срока окупаемости) функций, никак не связанных с так называемыми «рыночными отношениями». При этой модели лес на корню является не товаром, а неким лесным продуктом с директивным государственным ценообразованием. Причем о первой модели сегодняшнее активное поколение лесных специалистов может судить по литературным источникам или наблюдая за опытом зарубежных стран, в то время как вторая модель, сформировавшаяся еще в 30-е годы прошлого века в Советском Союзе продолжает работать и в настоящее время, являя собой некую «ретро субэкономику» с командно-распорядительной формой централизованного управления лесным хозяйством.

В то время как лесное хозяйство остается государственным бюджетопотребителем, лесопромышленная часть лесного сектора в результате реформирования 90-х годов полностью перешла в зону негосударственного предпринимательства и таким образом, образовалась двуединая экономическая модель, которая, лаконично охарактеризована в статье профессора А.П.Петрова «Лесное хозяйство: финансовое обременение или регулятор развития лесного сектора страны», (Лесная газета от 06.09.2014): «В том, что у лесной промышленности и лесного хозяйства существует разный уровень экономических отношений в сфере осуществления их хозяйственной деятельности, повинна централизованно планируемая экономика. При этом лесное хозяйство лишено тех доходов, которые оно получало от продажи древесины на корню в дореволюционной России и во времена НЭПа, и переведено на сметно-бюджетное финансирование, реализуемое по остаточному принципу».
Важнейший элемент деятельности лесного хозяйства – образование цены леса на корню при этой модели экономики сводится к введению государством фиксируемых цен, которые корректируются по мере инфляционных изменений в экономике в целом.
Говоря об экономике при устройстве лесов нельзя не напомнить, как эта экономика была представлена в советский период, когда лесоустроительное проектирование было с одной стороны оптимально адаптировано к плановому лесному хозяйству, и одновременно сохраняло какую- то часть наследия М.М.Орлова.

В документе “Основные положения развития лесного хозяйства”, в обязательном порядке подготавливаемым перед очередным плановым устройством края, республики или области, давались конкретные рекомендации по стратегии и плановому развитию лесного хозяйства. А по окончании работ составлялся “Сводный проект лесоустройства”, который служил предметной основой планирования ведения лесного хозяйства соответствующего региона на предстоящие десять лет. Надо признать, правда, что рекомендациями лесоустройства, особенно в последние годы перед реформированием 2000-х годов органы лесного хозяйства почти не пользовались, планируя лесохозяйственные мероприятия простым и привычным методом - «от достигнутого».
Разделение территории устраиваемого объекта на три разряда лесоустройства адекватно соответствовало делению на зоны экономической доступности, т.к. отражало степень транспортной и инфраструктурной освоенности устраиваемой территории.

В “Проектах организации и развития (ведения) лесного хозяйства”, составленных по инструкциям послевоенного периода вплоть до инструкции 1995 года, наряду с лесоводственной оценкой изучалась экономическая потребность в древесине, территория лесного фонда распределялась по поясам и разрядам такс, назначение лесохозяйственных мероприятий увязывалось с зоной транспортной доступности. Считаем, что даже в условиях бюджетно – плановой экономики советского периода, лесоустройство решало экономическую составляющую проектирования на уровне своей компетенции.

Процесс составления проекта новой лесоустроительной инструкции продолжается и мы предлагаем внести в её содержание экономический раздел, где наряду с распределением объекта лесоустройства по лесотаксовым районам и разрядам такс, а также товаризацией эксплуатационного фонда дополнить подразделами:

стоимостная оценка эксплуатационного фонда - выполняется по данным товарной характеристики эксплуатационного фонда с применением действующих на момент лесоустройства ставок платы за единицу объема лесного ресурса

удельные показатели эксплуатационного фонда - приводятся значения концентрации запасов ликвидной и деловой древесины на 1 га общей и покрытой лесом площади

рыночные цены на продукцию лесозаготовок– информация о ценах на основные сортименты лесозаготовок с разделением на внутренние и экспортные

себестоимость лесозаготовок– данные о себестоимости лесозаготовок и вывозки к пунктам реализации 1 кубометра древесины отдельно по зимнему и летнему секторам

наличие и характеристика дорог – информация о наличии автомобильных дорог общего пользования и специальных лесовозных и лесохозяйственных. Приводятся удельные показатели протяженности дорог на одну тысячу га общей площади объекта лесоустройства

затраты на выполнение лесохозяйственных мероприятий – приводятся затраты на выполнение основных лесохозяйственных мероприятий на единицу мероприятий и на объем лесохозяйственных работ, запроектированный лесоустройством на предстоящий период.

Представленные показатели и характеристики с нашей точки зрения могут:
- использоваться для экономического анализа, как устраиваемого объекта, так и района его расположения;
- служить основой для составления текущих и перспективных планов, бизнес-планов;
- стать материалом для сравнительного анализа лесных территорий;
- могли быть использованы при составлении лесного плана субъекта Федерации.

К сожалению, на данном этапе разработки новой лесоустроительной инструкции в среде разработчиков нет понимания необходимости повернуть лесоустройство лицом к экономике. Мы же считаем, что противоестественно, когда функционируя в рыночной среде, отрасль, призванная готовить фундамент к планированию лесопользования и ведения лесного хозяйства, полностью отчуждена от сферы экономики, где она должна принимать самое активное участие.
На момент публикации этого материала процесс совершенствования Лесоустроительной инструкции остановился на проекте, подготовленном рабочей группой в 2014 году. Этот проект, текст которого был разослан Рослесхозом по организациям лесного хозяйства и научным учреждениям, судя по редким нейтральным или отрицательным отзывам, нельзя считать вполне приемлемым. И это объяснимо, поскольку от составителей ждали полноценной лесоустроительной инструкции, которая была бы не хуже последних инструкций советского периода - 1995 и 1984 годов. Тем не менее, подготовленный проект – это заметный шаг в направлении совершенствования нормативной базы лесоустройства.

В представленном проекте удалось вернуть классические понятия - методы лесоустройства и таксации, сформулированы цели и задачи лесоустройства, введено требование о составлении отчета по подготовительным работам и программа Лесоустроительного отчета, введен раздел описания порядка подготовки геоинформационных баз данных лесоустройства на основе информационных технологий, возвращена функция лесоустройства по определению размера лесопользования – расчетной лесосеки, восстановлен раздел контроля и приемки лесоустроительных работ заказчиком, описан порядок приемки и утверждения материалов лесоустройства и ряд других менее значимых положений.

Но всё же основная причина недоработки проекта, с нашей точки зрения, объясняется недооценкой роли лесоустройства Лесным кодексом 2006 года. Лесоустроительная инструкция, как подзаконный нормативный документ, не может выходить за рамки основного профильного закона. А в идеологии Лесного кодекса 2006 года заложен безусловный приоритет лесопользования перед лесным хозяйством, он не допускает равнозначного существования этих двух составляющих лесного сектора народного хозяйства. Нарушено необходимое для цивилизованной лесной державы равновесие значимости лесника и лесоруба, равновесие, которое только может и должно обеспечиваться государством. А инструментом, реализации этого равновесия является лесоустройство, которое и оказалось не нужным в идеологии, рассматривающей лес, как самовозобновляющийся ресурс. Отсюда оказались не нужными – ни лесное хозяйство, ни лесоустройство. Видимо, мы имеем дело с рецидивом пещерного мировоззрения первобытного общества - взгляда на природу как враждебную окружающую среду. (Мы намеренно использовали гротеск, как форму выражения своего отношения к унизительному положению лесного хозяйства в стране, считающейся великой лесной державой).

Мы намеренно использовали гротеск, как форму выражения своего отношения к унизительному положению лесного хозяйства в стране, считающейся великой лесной державой

Работу над новой лесоустроительной инструкцией безусловно следует продолжить, уделив внимание более тщательной проработке разделов, описывающих кто и по каким критериям может быть исполнителем лесоустроительных работ, более тщательно прописать содержание и последовательность действий по приемке, утверждению и введению в действие материалов лесоустройства, использовать всё рациональное и не противоречащее современному уровню развития, что было заложено в лесоустроительных инструкциях досоветского и советского периодов.

Добрую половину всех трудовых и материальных затрат современного лесоустройства составляет изготовление картографических материалов. Эта часть технологи лесоустроительных работ как никогда ранее требует от технического персонала кроме лесных профильных, также и прикладных знаний в области геодезии, картографии, ортотрансфомирования материалов современных аэро- и космосъемок, способов точной привязки объектов лесного хозяйства методами спутникового геопозиционирования. Инженер или техник – картограф обязан уметь пользоваться специализированными программно-аппаратными комплексами по изготовлению картографической продукции. Эта очень важная и сложная часть лесоустроительного производства также должна быть описана в новой инструкции в виде отдельного приложения – Рабочих правил по изготовлению лесоустроительных картографических материалов.

Неотъемлемой частью этого приложения должно быть описание технологии всего камерального производства на основе современных средств информационных технологий.

В завершение еще раз подчеркнем, современное неудовлетворительное состояние и недооцененная роль лесоустройства требуют не косметического приглаживания, а конструктивного пересмотра нормативно-правовой базы и в первую очередь – действующего Лесного кодекса.

Теги: Лесоустройство, Трейфельд, Лесной кодекс

Другие статьи блога

"России нужно "позеленеть", чтобы поднять экономику."
"России нужно "позеленеть", чтобы поднять экономику."
Особенности национального лесовосстановления. Безверхов П.
Особенности национального лесовосстановления. Безверхов П.
История учит. Шутов И.В.
История учит. Шутов И.В.

Наверх
array(5) { ["id"]=> int(0) ["ip"]=> string(12) "54.80.26.116" ["language"]=> string(2) "en" ["gmt"]=> int(0) ["guest_id"]=> string(32) "8fc53dab9f68de1141b558960d6bad2a" }