Официальный сайт Союза лесоводов Санкт-Петербурга
Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Нажимая "Подписаться", Вы принимаете условия обработки персональных данных.
Социальные сети
Особенности национального лесного образования. Безверхов П.

Особенности национального лесного образования. Безверхов П.

6 декабря 2016 в 10:51

Когда речь заходит о профессиональном образовании, редкий оратор не отмечает в своем выступлении, что существуют серьезные проблемы в подготовке кадров практически для любой отрасли национальной экономики. Лесной сектор не исключение. В чем же специфика лесных отношений в России?

Прежде всего в том, что отсутствует внятная лесная политика, которая бы говорила о том, что хочет получить страна от своей покрытой лесом территории.

Второй особенностью является то, что в российских лесных отношениях отсутствует понятие цикла лесовыращивания. Планирование осуществляется на ближайшие десять лет. Парадокс в том, что сам цикл в природе присутствует, поскольку является свойством лесной экосистемы и не зависит от страны произрастания леса, а упоминание этого цикла в нормативных документах и законодательных актах РФ отсутствует.

Третья особенность состоит в следующем: исторически сложилось так, что люди, осуществлявшие лесные отношения на территории страны в течение ряда десятилетий, привыкли воспринимать лесную отрасль народного хозяйства не как единое целое, а как деятельность существующую в двух ипостасях: лесная промышленность и лесное хозяйство. Причем промышленность ассоциировалась с зарабатыванием денег, а лесное хозяйство, потребляя бюджетные деньги, было дотационным. Не одно поколение людей выросло с подобным представлением о порядке вещей, оформилось определенное общественное мнение. Поэтому совершенно неудивительно, что новый лесной кодекс закрепил средневековые нормы лесных отношений, реализуемые через процесс собирательства лесного ресурса с покрытой лесом площади. Добыча лесного ресурса с формальными обязательствами по рекультивации вырубленных площадей - такова на сегодняшний день устраивающая государство модель лесопользования.

Вот, если коротко, та среда, в которой существует профессиональное лесное образование. Помятуя об известной поговорке: «Какая вода, такая и русалка»,- следует перейти к характеристике собственно лесного образования. Одной из ярчайших характеристик нашего образования является консервативность, граничащая с ортодоксальностью. Следует сразу отметить, что учит и передает конкретные знания не учебное заведение как таковое, а непосредственно педагог, преподаватель, то есть носитель знаний. Логично предположить, что научить чему-либо может человек, который сам знает или умеет делать то, чему собирается учить других.

Что может воспроизвести профессиональный преподаватель ВУЗа или техникума, если как специалист он сформировался в 60-70 годы прошлого века? Он сам является продуктом профессионального образования советского образца (не самого плохого), но созданным для условий функционирования советской же системы управления. Возможности модернизации знаний этого человека сильно ограничены прежде всего возрастом и отсутствием достаточной мотивации к труду. Оплата труда профессорско-преподавательского состава такова, что делает практически невозможным приток молодых перспективных специалистов. Когда мы говорим об инновационном пути развития экономики вообще и лесного сектора в частности, нужно четко представлять, откуда возьмется эта инновационная составляющая. Дело все в том, что ее никогда не было в советской системе лесного образования. Никто не ставил такую задачу ранее.

Таким образом, можно констатировать, что в России в настоящее время нет достаточного количества подготовленных профессионалов лесного хозяйства, которые смогли бы обеспечить инновационный путь развития отрасли. Из этого положения можно было бы выйти путем, по которому пошел в свое время Петр I: собрать на конкурсной основе команду одаренных молодых людей и отправить их учиться, к примеру, в Швецию или Канаду.

Проблема состоит в другом. Это страны, у которых есть своя национальная лесная политика, свое представление о цикле лесовыращивания и совершенно нет опыта функционирования советской системы лесоуправления. Получится странная коллизия: молодые специалисты, получив фундаментальное лесное образование в западных учебных заведениях, вернувшись на Родину, не смогут реализовать свои знания на практике. Все дело в том, что быть специалистом лесного хозяйства в западном смысле этого слова - это уметь управлять денежными потоками внутри цикла лесовыращивания, и знать ответ на вопрос: «Как, вложив деньги в участок, покрытый лесом, увеличить доходность этого участка?». В этом суть профессии лесовода в любой точке мира, кроме России.

В России ситуация совсем иная. Специалист лесного хозяйства, в нашем понимании этого слова, это человек, который умеет тратить деньги без какой-либо гарантии результата и соответствующей экономической эффективности. Она его просто не интересует. Отечественная система лесного планирования такова, что категориями цикла лесовыращивания не мыслит никто. Планируются и выполняются отдельные операции без какой-либо увязки со всем остальным. Классическим примером такого планирования является посадка лесных культур на гигантских площадях с не совсем понятным качеством, неважно, каким посадочным материалом и в каких именно лесорастительных условиях. Поскольку в нашей стране с советских времен посадка лесных культур вопрос не лесоводственный, а политический. И горе тому руководителю, который этого не понимает. Посадки все равно зарастут березой и осиной и на их месте сформируются таки лиственные насаждения, но это будет потом, а снять с работы или расторгнуть договор аренды могут уже сейчас. Кстати, однажды посаженные лесные культуры, чтобы с ними ни случилось дальше, все равно будут числиться культурами и служить делу увеличения доли хвойных пород в лесном фонде.

Если спросить отечественного специалиста, что нужно сделать, чтобы увеличить доходность участка леса, ответ будет один: «Вырубить, на хрен, и построить коттеджный поселок». Это образ мысли, господа, и ничего с этим не поделать.

Получение диплома российского лесного ВУЗа или техникума свидетельствует не о качестве подготовки специалиста, а о его праве занять место в профессиональном сообществе, в котором «старшие товарищи» научат как надо делать на самом деле в данной местности. Причем у «старших товарищей» лесного образования может не быть вовсе, оно им ни к чему. Есть богатый жизненный опыт, а он редко подводит. В отличие от преподавателей учебных заведений, которые заняты только преподаванием, и связи с реальным производством, как правило, не имеют «старшие товарищи»- это крепкие хозяйственники (по советской классификации), они ведут реальную хозяйственную деятельность по своему разумению и менять что-либо в ней не намерены совершенно.

Читатель может возмутиться: « А как же харвестеры, форвардеры, посадочный материал с ЗКС - это ли не прогресс в лесной отрасли?» Отвечу предельно ясно: «Нет это не прогресс». Безобразные рубки можно делать любой, даже самой совершенной, техникой, а отвратительные лесные культуры можно сажать даже с ЗКС. Человек с перекошенным сознанием не может быть созидателем, а лесовод- это прежде всего созидатель. К великому сожалению, наше профессиональное лесное сообщество представлено в основном людьми с неправильным внутрисистемным мышлением. Это либо лесопромышленники, считающие, что мало рубим надо больше и тогда будет все хорошо. Либо «лесники», утверждающие, что все, что вырублено, должно быть засажено лесными культурами и надо увеличивать лесистость страны.

Крайне показательно в этом смысле высказывание руководителя одного техникума, касающееся экономических основ ликвидных рубок ухода: «Причем здесь экономика - мы же лесоводы». Предыдущий руководитель того же учебного заведения отличился в разговоре о технологии все тех же рубок ухода. Увидев необычно узкие и извилистые волока в делянке проходной рубки, им был задан вопрос, какая технология разработки применялась в данном случае? Услышав в ответ, что работала бригада вальщиков и форвардер, он изрек: «Да вижу, что форвардер, а трелевали – то вы чем?» Я подчеркну, что это высказываются руководители учебного заведения в России в начале ХХI века. Комментарии, я думаю, излишни.

Отдельно хочется отметить позицию лесной науки в современных условиях. В отличие от консервативного лесного образования наука, наоборот, поражает своей гибкостью. Не успел предыдущий лесной кодекс запретить лесхозам проводить рубки главного пользования, как в недрах отраслевой науки были изобретены рубки обновления и переформирования. Что называется на злобу дня. Отличить сплошную рубку главного пользования от рубки обновления с выборкой 100% может только опытный отечественный специалист и то по надписи на деляночном столбе. Зарубежный специалист разницы не заметит, не та школа.

Законы роста и развития лесных экосистем достаточно хорошо изучены и являются неотъемлемой частью общих законов мироздания. Возможности человека по их изменению ничтожны. Не надо тешить себя мыслью, что изданное Правительством РФ очередное постановление или Указ Президента смогут заставить лес расти как-то по - другому, нежели он рос несколько миллионов лет назад.

Для отечественной лесной науки и практики крайне характерно в угоду сиюминутным политическим веяниям приносить в жертву основополагающие принципы, лежащие в основе профессии. В частности принцип постоянства пользования, подменяемый лозунгом: вырубил-посади. Но ведь это не одно и тоже.

Уровень требований, предъявляемый к специалистам реальной практикой, не слишком высок. Поэтому на вопрос: «А какой там бонитет?», можно услышать ответ: « Там бонитета нет, там лес растет…». Смог же один высокопоставленный лесной чиновник с высшим, кстати, лесным образованием назвать лосенка косулей. Неудивительно, если некоторые специалисты лесного хозяйства считают, что рак– серянка - это насекомое.

Профессия, которая столь долго существовала в условиях бестоварного производства, не могла не претерпеть серьезных изменений внутри себя. Представьте себе парикмахера, труд которого оплачивается по итогам выполнения плана за килограмм настриженных волос. И это происходит на протяжении ряда поколений парикмахеров. Логично предположить, что в результате естественного профессионального многолетнего отбора в данной специальности останутся только те люди, которые качественно и в срок выполняли план по килограммам, а их представление о хорошей прическе будет весьма специфичным. В обществе же, где так организована сфера услуг, люди с красивыми длинными волосами будут встречаться крайне редко.

Вот в лесу сейчас сложилась именно такая ситуация. Деньги готовы платить за заготовленные, заготавливаемые, разрешенные к заготовке, но реальные кубометры древесины, которая и является товаром. Посадки леса, уход за лесом и вообще лес как недвижимость (за исключением объектов загородного строительства) товаром не является. Существует такое понятие, как капитализация, и нормальное ведение лесного хозяйства увеличивает капитализацию лесного участка. Таким образом, деньги, потраченные на выполнение затратных лесохозяйственных работ, по сути являются инвестициями в получение будущих доходов от этого же участка.

В варианте отечественного лесного хозяйства все лесохозяйственные работы, не связанные с заготовкой кубометра, являются плановыми издержками и убыточны по определению. Поэтому деньги, израсходованные на ведение лесного хозяйства, никак не влияют на капитализацию лесного участка и являются выброшенными деньгами. Стоит ли удивляться, что бизнес не торопиться вкладывать деньги в лес? Крайне забавно читать в серьезной прессе публикации о том, что лесопромышленники сами проводят лесовосстановление и очень переживают за качество посадок, выделяют для этих работ лучших людей и даже останавливают на время заготовки. Газета размокает от слез умиления, и чувства гордости переполняют читающего. Ларчик просто открывается: выполнение плана по лесохозяйственным мероприятиям – это своего рода индульгенция для получения права на рубку следующего участка. Вот и все.

В отечественной системе планирования совершенно нельзя понять, что именно получит арендатор лесного участка от выполнения им всех запланированных мероприятий, но точно можно сказать, что будет, если он их не выполнит, точнее не отчитается об их выполнении. Он перестанет быть лесопользователем. В нашем обществе очень сильно убеждение, что арендатор ворует столько, что он не обеднеет, если часть денег потратит на убыточные мероприятия, причем не важно, какие именно. Это еще одна грань перекошенного сознания, но уже общественного, а не профессионального.

Резюмируя все вышеизложенное, можно утверждать, что проблемы лесного образования по своей сути являются в основном ментальными. Людям, населяющим эту территорию, присущ определенный уклад жизни, обусловленный историческими предпосылками. Человеческое сознание - вещь весьма консервативная, и скорее следует говорить о воспитании личности как таковой, нежели о каком-либо образовании сформировавшегося человека. В обоих случаях процесс длительный. Что бы что-то изменить в лесу нужно сначала изменить что-то в голове, а для этого надо, чтобы человек захотел изменить свое отношение к окружающей действительности. И основная роль в становлении личности вообще и специалиста в частности принадлежит государству, именно оно создает условия, которые либо способствуют развитию, либо тормозят его. В нормальном обществе конвертировать в деньги можно любые знания, в том числе в области лесных отношений. В современном российском обществе с легкостью конвертировать в деньги можно только власть, в том числе в области лесных отношений. И до тех пор, пока ситуация не изменится говорить, о престижности лесного образования и каком бы то ни было развитии лесного комплекса не приходится.

Павел Безверхов
27 августа 2008 г



Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Теги: Безверхов, Образование, Наука

Другие статьи блога

Положить конец липовым санрубкам!
Положить конец липовым санрубкам!
Подготовка новой лесоустроительной инструкции –  неотложная задача. Трейфельд Р.Ф.
Подготовка новой лесоустроительной инструкции – неотложная задача. Трейфельд Р.Ф.
Правильное Лесное хозяйство. Шутов И.В.
Правильное Лесное хозяйство. Шутов И.В.

Наверх
array(5) { ["id"]=> int(0) ["ip"]=> string(12) "54.80.26.116" ["language"]=> string(2) "en" ["gmt"]=> int(0) ["guest_id"]=> string(32) "be97bc143706e1cb7733ea90c6c263ff" }