Официальный сайт Союза лесоводов Санкт-Петербурга
Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Нажимая "Подписаться", Вы принимаете условия обработки персональных данных.
Социальные сети
О доходах и расходах в лесном хозяйстве. Моисеев Н.А.

О доходах и расходах в лесном хозяйстве. Моисеев Н.А.

Лесная газета от 23.07.2016, №54

20 декабря 2016 в 15:30

Проект постановления Правительства России об утверждении методики распределения между субъектами РФ субвенций из федерального бюджета на осуществление отдельных полномочий в области лесных отношений вызвал большую озабоченность работников лесного хозяйства и лесной общественности, которая начала бить тревогу («ЛГ», №52, «Тревожная ситуация»). Я попросил одного из авторитетнейших лесных специалистов, академика РАН, Заслуженного деятеля науки России, Заслуженного лесовода России, иностранного члена Итальянской лесной академии, Шведской Королевской академии сельского и лесного хозяйства, Финской академии наук; почетного доктора Дрезденского лесного университета; почетного члена научного лесного общества Финляндии, автора около 350 научных трудов, в том числе 40 книг и брошюр, а также старого друга и постоянного автора нашей газеты Николая Александровича Моисеева прокомментировать эту ситуацию. Конкретно я задал уважаемому академику такой вопрос:

- По имеющимся сведениям на следующий год субвенции на содержание лесного хозяйства сокращаются по разным субъектам от 10 до 30 процентов. Николай Александрович, что Вы думаете по этому поводу, какие могут быть последствия для русского леса, для его охраны и воспроизводства, если все так и произойдет?

Вот что сказал академик по этому поводу.
Гоги Надарейшвили,
главный редактор

-Если ответить кратко, то сказать плохо, - это будет неточно, ибо на самом деле будет очень плохо. Но за этим кратким ответом, естественно, последуют вопросы - почему и что надо бы делать, чтобы не доводить положение с финансированием лесного хозяйства до недопустимых крайностей, к которым мы вплотную уже подошли. Чтобы ответить на эти вопросы, краткими ответами уже не отделаешься.

Надо иметь в виду, что общей причиной всех бед в лесном хозяйстве, в том числе экономического и финансового кризиса в этой отрасли, явился принятый в декабре 2006 г. последний, ныне действующий "Лесной кодекс РФ", который лишь усилил дисбаланс в экономических и иных лесных отношениях между основными его субъектами. Об этом я уже писал в недавно опубликованной в "Лесной газете" статье "Кризис в управлении и пользовании лесами и возможные пути выхода из него" ("ЛГ", №33 от 30.04.2016).

Как известно, первой статьей этого кодекса провозглашается требование организации устойчивого управления и пользования лесами. Однако все последующее содержание этого кодекса не только не обеспечивает, но и противоречит выполнению этого требования. Выполнение же его означает не только неистощительное использование лесных ресурсов, но и безусловное обеспечение полноценного воспроизводства их для сохранения, а еще лучше увеличения их потенциала для последующего лесопользования, при этом гарантируя адекватный и необходимый для этого объем финансирования лесного хозяйства. Последнее предполагает необходимые затраты на соответствующие региональные системы лесохозяйственных мероприятий, включая меры по возобновлению леса, уходу за формирующимися молодняками, по охране лесов от лесонарушений, от пожаров, вредителей и болезней, а также иные меры, которые способствуют экологической устойчивости формируемых лесов и сохранению биоразнообразия.

Главным источником для финансирования названных затрат должен быть лесной доход, основными статьями образования которого, в условиях рыночной экономики должны быть рыночные цены на древесину на корню и на другие ресурсы леса, пользующиеся спросом на лесных рынках. Главной мотивацией организации пользования лесами и хозяйства в них и должна быть ориентация на повышение доходности лесов. При этом распределение консолидированного лесного дохода по финансовым потокам должно быть таким, чтобы обеспечить баланс экономических интересов основных субъектов лесных отношений, без чего не может быть обеспечена реализация требования устойчивого лесоуправления.

К сожалению, ни одно из перечисленных требований для организации устойчивого пользования лесами на практике не выполняется. Что и порождает кризис в лесных отношениях со всеми сопровождающими его негативными последствиями, включая истощение экономически доступных ресурсов леса, массовую смену хозяйственно ценных пород малоценными, масштабные лесонарушения. А также повторяющиеся, в отдельные годы до катастрофических масштабов, лесные пожары, очаги вредителей и болезней. И все это, вместе взятое, приводит в целом к прогрессирующему ухудшению качества лесов и резкому снижению потенциала экономических доступных ресурсов леса.

Весьма усугубили положение лесных дел на практике и навязанные неолибералами негативные реформы по лесоуправлению. Это и ликвидация в 2000 г. федеральной службы лесного хозяйства; и передача в 2005 г. полномочий по управлению федеральными лесами субъектами РФ без должного обеспечения их финансированием; и возложение на арендаторов, как главных лесопользователей в стране, обязанностей по ведению лесного хозяйства, но при этом за их счет; и ликвидация лесоустройства, признанного в мировой, а ранее и в отечественной практике, как важнейшего инструмента управления лесами и повышения его доходности; и самоустранение государства в лице его органов управления от стоимостной оценки по рыночным ценам древостоев, отводимых арендаторам в рубку; и, наконец, ликвидация исторически существовавшей в России государственной лесной охраны.

Для здравомыслящего человека, знакомого с отраслевой спецификой ведения лесного хозяйства на практике не требуется пояснять, что можно ожидать от перечисленных выше реформ. По существу Русский лес, как объект управления, находящийся в государственной федеральной собственности, в результате содеянных реформ, лишился "хозяина" и соответствующего требуемого к себе внимания. Об этом, хотя и в сглаженной формулировке, сказал и Президент России В.В. Путин на заседании Президиума Госсовета в Улан-Удэ в 2013 г. при оценке положения лесных дел в стране: "Наша сегодняшняя дискуссия в несколько часов показала, что, к сожалению, ни государственные органы, ни хозяйствующие субъекты, явно на это высокое звание хозяина леса пока не тянут". "В обозначенных вопросах есть одна общая тема, одна общая проблема... это устаревшие, постоянно тормозящие весь процесс управленческие решения". "Есть и другие данные, которые говорят о том, что отрасль в целом находится в критическом состоянии".

Трагизм положения у этой критической черты тот, что нынешний Лесной кодекс, принятый десять лет назад, лишь числится как нормативно-правовой документ, но, несмотря на периодический "косметический ремонт", он давно уже не работает и является главным тормозом для развития не только лесного хозяйства, но и всего лесного сектора экономики. Но неоднократные предложения профессионалов лесной общественности о необходимости его кардинальной переработки не допускаются олигархическим лобби, засевшим во всех ветвях власти, и терпеливо ожидающем, когда же власть, наконец, исполнит первоначальный замысел главного монопольного конструктора этого кодекса господина Грефа о передаче арендаторам взятые по договору леса в частную собственность. Наиболее влиятельные представители их в околоправительственных кругах уже задавали этот вопрос даже первому лицу государства, но получили ответ, что, мол, вы еще не продемонстрировали должного ведения хозяйства в своих лесах.

Почему об этом приходится говорить? Да потому что в кодексе отсутствуют главные рычаги и механизмы для эффективного устойчивого управления и пользования лесами, а их реализация возможна только на законодательной основе. Это имеет прямое отношение и к заданному вопросу по поводу финансового состояния лесного хозяйства.

Начнем с того, что в нынешнем кодексе отсутствует само понятие лесного хозяйства, его система управления и финансирования. Это же нонсенс. Все эти вопросы хорошо или плохо, но рассматривались в предшествующем лесном кодексе 1997 года. Недаром даже отдельные представители руководства органов управления лесами высказываются, что надо бы отдельные статьи прошлого кодекса реанимировать в нынешнем кодексе.

Начнем с того, что в кодексе должно быть восстановлено понятие лесного хозяйства, как отрасли материального производства с определением его содержания и назначения как главного средства управления лесами на практике, как объекта лесных отношений и основного средства производства ресурсов и услуг леса как продуктов труда. Последние должны иметь рыночную цену с учетом спроса и предложения на них и себестоимость их воспроизводства. Стартовые рыночные цены древесины на корню могут определяться при лесоустройстве на основе известных рентообразующих факторов и являются основой для определения экономически доступных ресурсов в составе так называемой расчетной лесосеки. Разрабатываемые при лесоустройстве лесные планы в виде программ использования и воспроизводства лесных ресурсов должны быть экономически обоснованными и представлять взаимосогласованные доходы и расходы, а также рентабельность последних. Такова была практика дореволюционного лесоустройства, отраженная и в лесоустроительной инструкции 1926 г. Поминать о лесоустройстве, упраздненном Лесным кодексом РФ образца 2006 года, необходимо, ибо без него немыслимо планировать и организовывать устойчивое управление и неистощительное пользование лесами с учетом беспрецедентно длительной специфики лесовыращивания.

Ликвидация лесоустройства привела к хаосу в управлении лесами и пользованию ими, к истощению рентабельных ресурсов леса и к "бросовым ценам" на них. Известно, что нынешние цены на древесину на корню под видом арендной платы никакого отношения к рыночным ценам древесины на корню не имеют. Последние десять лет средняя цена обезличенного кубометра составляет около 50 руб., и, как следствие, приводит к мизерному лесному доходу, который и на треть не покрывает затраты даже на простое воспроизводство используемых ресурсов. Между тем в соседних зарубежных странах рыночная цена древесины на корню на один-два порядка выше и покрывает не только все затраты на лесное хозяйство, но и дает значимый доход. Так было и в дореволюционной России.

В нынешней же России государство самоустранилось от стоимостной оценки древостоев, отводимых в рубку по рыночным ценам, и арендаторы, которым дано право самим составлять проект освоения лесов (ст. 88), в первую очередь вырубают самые рентабельные ресурсы леса, присваивая при этом ренту, которая должна отчисляться в государственный лесной доход. Это и приводит к преждевременному истощению рентабельных ресурсов леса и к недопустимо заниженному лесному доходу.

При этом введен примитивный механизм финансирования лесного хозяйства. При нормальном порядке финансирование затрат на ведение лесного хозяйства должно предусматриваться за счет лесного дохода, и его часть, как фонд воспроизводства, должна оставаться на счетах тех органов, на которых возложена обязанность ведения лесного хозяйства, будь то это арендатор или орган управления лесами, не переданных в аренду. Вместо этого арендатор должен якобы за свой счет вести лесное хозяйство, при этом не регламентируя, какие мероприятия имеются в виду. Попробуй проконтролировать арендатора, как он справляется с обязанностями ведения лесного хозяйства за свой счет.

Для выполнения же полномочий субъектов РФ по управлению федеральными лесами придуман институт субвенций, которые по определению представляются как "денежное пособие". Выглядит это издевательски. Зачем субъекту РФ "пособие", как инвалиду или пенсионеру, в размере ниже экономически доступного для выживания? Ведь этому субъекту по кодексу передали полномочия по управлению, в т.ч. планированию и организации пользования лесами, их охране и защите, что должно мотивировать и на повышение доходности лесов, в счет чего субъект должен располагать и средствами для использования этих полномочий, не испрашивая "пособия", как каких-то дотаций. При этом надо иметь в виду, что до сих пор нет даже методики, удовлетворительной для расчета этих субвенций. То, что по кодексу записано в статье 89 п. 4, нельзя воспринимать всерьез за достоверность предлагаемого метода расчета. Все последующие уточнения не внесли удовлетворительного восприятия.

Ликвидация же государственной лесной охраны привела к беспрецедентному всплеску массовых лесонарушений в ныне безнадзорных лесах. А также к широкомасштабным пожарам, которые приносят огромный ущерб, и на борьбу с которыми уходит гораздо больше средств, чем принесла та липовая экономия, которую стремились составители кодекса получить за счет трехкратного сокращения численности работников в лесном хозяйстве.

Хотелось бы надеяться, что нынешнее руководство федерального органа лесного хозяйства с весьма усеченными функциями, вместе с министром МПР и экологии РФ, пользуясь периодическими контактами с первыми лицами государства, доведут до их сведения и, главное, убедят их, что медлить дальше нельзя, и что настало время спасать Русский лес от тех беспорядков, в которые он ввергнут из-за порочного Лесного кодекса. Надо исправлять положение, ибо наши леса будут доведены до такого состояния, как некогда обмолвилось и первое лицо государства, что они потом никому не будут нужны. А в подтверждение этого полезно вернуться к уже имевшимся в России историческим урокам, которые во многом были аналогичны нынешним.

После преждевременной кончины великого преобразователя и самодержца-государственника Петра I, его супруга Екатерина, чтобы упрочить свое положение решила "потрафить" воеводам и своим указом 30.12.1726 г. передала для управления казенные леса в ведение воевод. Вторая Екатерина 18.02.1762 г. из тех же побуждений издала указ о "вольности дворянства". Император Павел I хотел восстановить введенный великим прадедом порядок в управлении лесами и даже в 1798 г. создал Лесной департамент для этой цели. Но и самому императору и его департаменту в условиях "вольностей", возрожденных предшествующими императрицами, не дали долго жить. Департамент был ликвидирован через 13 лет с момента его создания. По заявлению выдающегося лесовода, "дедушки русского лесоустройства", профессора Ф.К. Арнольда во всех губерниях, где хозяйничали воеводы, "произвол в распоряжении лесами действовал безгранично".

Потребовалось более сотни лет после Петра I, чтобы вернуться к упорядочению управления лесами в стране. Императору Николаю I ответственные государственные деятели докладывали, что надо срочно централизовать управление лесами для прекращения творящихся в лесах беспорядков. Необходимые шаги в этом направлении были приняты названным императором только в 1837 г., когда в составе Министерства государственных имуществ был создан самостоятельный лесной департамент с корпусом лесничих и военизированной государственной лесной охраной.

При этом выдающуюся роль в возрождении государственного управления лесами и лесоустройства, как важнейшего инструмента для наведения порядка в лесу на основе организации правильного лесного хозяйства и резкого повышения его доходности, сыграл сам министр госимуществ граф П.Д. Киселев.

Нынешним «реформаторам» и тем, кто в наше время проповедует и рвется к тотальной приватизации государственных лесов через аренду, следует напомнить о той высокой цене, которую Россия заплатила за эпоху правления воевод и "вольности дворянства". Такое положение дел отозвалось резким сокращением лесистости в центральных и южных районах Европейской части России (в три раза, например, в зоне "черноземной житницы"), где две трети лесов находилось в частной собственности. Это привело к широкомасштабной эрозии почв, смыву черноземов, аридизации климата, учащению засух и суховеев, и в довершении - к невиданному за всю историю дореволюционной России голоду в 1890-ых г.г.

Несмотря на отмену крепостного права в 1861 г., Царское правительство так и не сумело разрешить крестьянский вопрос. Две подряд революции (февральская и октябрьская 1917 г.) явились расчетом и за 300-летнее крепостное право и за "вольности дворянства", о чем обстоятельно написал лучший министр финансов дореволюционной России граф С.Ю. Витте в своем трехтомнике воспоминаний. Описанный дореволюционный период допущенных вольностей в управлении лесами по аналогии в чем-то напоминает прошедший период неолиберальных реформ, допустивших, по словам одного из президентов Финляндии госпожи Халонен, "дикие экономические свободы", в которых крепко засели "корни коррупции", схватившие, по словам бывшего президента России Д.А. Медведева, за горло национальную экономику России. И тогда, и сейчас крайний либерализм применительно к управлению лесами оказал самое негативное влияние на состояние лесов и лесного хозяйства, а, как следствие, и на весь лесной сектор экономики.

Патриоты страны, поддерживающие внешнюю политику президента России В.В. Путина, как лидера нации, тем не менее, по свидетельству многочисленных источников периодической печати, призывают его обратиться вплотную к внутренней политике, которая не устраивает ни "левых", "ни правых", согласных в том, что требуется смена экономической модели управления, переход на инновационный путь развития, несмотря на западные санкции и другие проблемы. Но это - отдельная тема, требующая самостоятельного рассмотрения. Хотелось бы надеяться, что будущий состав Госдумы освободится от неуемного олигархического влияния его лоббистов, и будет принимать более взвешенные законодательные решения в общественных интересах. Именно в этом ракурсе будут и могут быть решены и те вопросы, которые редакцией были поставлены в начале статьи.

Академик РАН
Николай Александрович Моисеев.



Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Нажимая "Подписаться", Вы принимаете условия обработки персональных данных.
Теги: Моисеев, Экономика лесного хозяйства

Другие статьи блога

Лес и социальные интернет сети сегодня. В.Усольцев
Лес и социальные интернет сети сегодня. В.Усольцев
Особенности национального лесного образования. Безверхов П.
Особенности национального лесного образования. Безверхов П.
Особенности "национальных" рубок ухода. Безверхов П.
Особенности "национальных" рубок ухода. Безверхов П.

Наверх
array(5) { ["id"]=> int(0) ["ip"]=> string(13) "54.159.51.118" ["language"]=> string(2) "en" ["gmt"]=> int(0) ["guest_id"]=> string(32) "71cd230fa68cd120e7a055f41753e4af" }