Официальный сайт Союза лесоводов Санкт-Петербурга
Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Нажимая "Подписаться", Вы принимаете условия обработки персональных данных.
Социальные сети
О биологическом разнообразии лесов. Шутов И.В.

О биологическом разнообразии лесов. Шутов И.В.

Продолжение темы о КПЛХ - Концепции организации и ведения правильного лесного хозяйства. Начало см. в ЛГ № 77 от 11.10.2016 г.

14 февраля 2017 в 16:20

Во многих публикациях лесоводов и экологов повторяются призывы и даже мольбы о необходимости сохранения биологического разнообразия лесов (БРЛ). Почему его считают таким важным? Общераспространенная точка зрения: главным образом, потому что в БРЛ, как в мифической чаше святого Грааля, заключено то самое, благодаря чему обширные территории нашей планеты оказались «одеты» лесами задолго до того, как там было замечено присутствие человека. И еще, конечно, потому что образовавшийся на Земле её лесной покров оказался способным не только к саморазвитию, но и к активному участию в формировании биосферы Земли, с присущими ей удивительно узкими диапазонами физических параметров, в границах которых только и возможна жизнь людей и «братьев наших меньших».

На сегодня мир является свидетелем вызванных человеком быстрых изменений БРЛ. Это – реальность, несомненно, заслуживающая того, чтобы ей был посвящен особый раздел в будущей КПЛХ.

Ниже я позволю себе как лесоводу коротко сказать о своем отношении к БРЛ и о вызванных человеком его изменениях.

Для удобства рассмотрения того, что называют БРЛ, его можно представить в виде двух главных составляющих частей. Это:

1) Разнообразие самих условий местообитания живых существ в виде разных вариантов климата, почвы, крутизны и экспозиции склонов, высоты над уровнем моря и проч.

2) Видовое, генетическое и биоценотическое разнообразие обитающих в данных условиях деревьев и сопутствующего им множества других существ, с присущим им разным участием в пищевых цепях, а по сути – в разных вариантах производимого перемещения и использования аккумулированной зелеными растениями энергии Солнца.

Может ли то, что обозначено выше, в первом пункте, влиять на то, что названо во втором? Безусловно! А наоборот? В какой-то мере.

В каких лесах имеющееся там биологическое разнообразие можно рассматривать как наиболее сбалансированное между самой жизнью и её условиями? Конечно, в девственных и еще в тех, которые теперь называют старовозрастными. Почему? Потому что там в результате всей многотысячелетней эволюции лесов перечисленное в пункте 2 оказалось наиболее приспособленным к условиям, названным в пункте 1. Главным результатом этого в нашей тайге было то, что лесоводы называют светлохвойными и тёмнохвойными лесами, а внутри каждой из названных категорий – коренными типами или группами типов девственных и старовозрастных лесов.

Примечание. К старовозрастным сегодня обычно относят леса, мало затронутые деятельностью людей, в силу чего они во многом подобны девственным.

Стабильной особенностью наших таежных девственных и старовозрастных лесов издавна являлось господство в их составе деревьев хвойных пород и подчиненное положение мелколиственных в виде небольшой примеси к хвойным. И это – несмотря на то, что осина и береза (по сравнению с хвойными породами) обладают гораздо лучше выраженной способностью к размножению не только семенным, но и вегетативным путем. Почему, тем не менее, породный состав (и само биологическое разнообразие!) наших таежных лесов оказались в прошлом именно такими, какими оказались? На этот вопрос отвечу так:

1. Из-за того, что деревья определенных видов и климатипов наших лиственницы, сосны и ели могут выживать и плодоносить в условиях такого сурово-холодного климата и бедной почвы, которые, например, неприемлемы для осины.

2. По причине меньшей продолжительности жизни у деревьев мелколиственных пород, по сравнению с хвойными.

3. Из-за того, что у сосны, ели, пихты и кедра их фотосинтезирующие органы пребывают в «рабочем» состоянии не один сезон, а несколько лет; и еще, потому что начинают они свою «работу» весной раньше, а заканчивают осенью позже, чем листья у осины и березы. То и другое, как можно предполагать, позволяет сосне, ели, пихте и кедру усваивать энергию Солнца с более высоким КПД.

Приняв во внимание вышесказанное, нельзя оставить без ответа вопрос о том, почему в процессе почти бесконечно длительной эволюции таежных лесов её результатом, как правило, оказались не чистые по составу хвойные древостои, а хвойные с небольшой примесью мелколиственных?

Убедительного ответа на этот вопрос у меня нет. Предполагать же я могу следующее:

- что названная примесь лиственных к хвойным выступает в роли единственного или дополнительного кормового ресурса для зооучастников лесных биогеоценозов;

- что присутствие в мертвом напочвенном покрове хвойных древостоев не только хвои, но еще какого-то количества опада, образуемого «листвой», кустарниками, травами и другими растениями, увеличивает плодородие почвы;

- что все это во времени улучшает условия существования леса как живой системы в её целом виде.

На сегодня (и уже давно) рост числа людей на Земле сопровождается увеличением количества потребляемых товаров из древесины. Нужную древесину можно находить не только в девственных, старовозрастных и иных лесах естественного происхождения, но и производить на специальных плантациях-дендрополях. В мире теперь уже примерно 40 % нужной для промышленной переработки древесины получают на таких плантациях. Однако, не в России. Почему? Главным образом, я думаю, из-за того, что наш «лесной» бизнес теперь поставлен в такие условия, при которых ему выгоднее изымать из оставшихся экономически доступных лесов то ценное, что там еще осталось, а не заниматься производством нужной ему древесины на собственных плантациях.

О необходимости сохранения БРЛ обычно вспоминают, имея в виду экономически доступные территории, где ведутся промышленные заготовки древесины. При этом речь ведут, как правило, не об оптимизации состава и обилия живых существ в конкретных типах условий местообитания, а также в интересах долгосрочной хозяйственной деятельности людей в лесах, а всего лишь об элементарном увеличении перечня обитающих в лесу видов растений и животных. На нескольких примерах покажу, к чему ведет (или уже привело) такое «суженное» понимание самой сути БРЛ.

1. Вызванная заготовителями древесины массовая смена хвойных древостоев мелколиственными, о почти военных последствиях которой мои коллеги и я уже неоднократно писали и говорили.

2. Замедленный рост, повреждение и гибель культур сосны в Карелии от снежного шютте, вызванные безграмотными решениями о дальних «перебросках» её семян.

3. Известное многим повреждение культур и подроста сосны вертуном при наличии рядом с ними поросли осины. Это с её листьев споры болезнетворного грибка ветром переносятся на побеги сосны. Если поросль осины своевременно не удалить, заболевание сосны вертуном ведет к финансовым потерям по причине задержки роста деревьев и снижения товарных достоинств стволов.

4. Мощное усиление повреждений культур и подроста сосны на зараженных майским хрущом площадях, если рядом с ними присутствует береза. Почему? Потому что молодым жукам хруща необходимо дополнительное питание, в качестве которого они используют молодые листья березы.

5. Появление в сырых лесах и на болотах в европейской части тайги енотовидной собаки. В погоне за непроверенной в экспериментах формальной новизной её привезли в леса Европейской России с Дальнего Востока. Одним из полученных результатов этого явилось резкое сокращение численности журавлей и боровой дичи.

6. Замеченная массовая имитация БРЛ в виде брошенных на лесосеках недорубов, не имеющих товарной ценности для заготовителей древесины.

7. Уже получившее вид «зеленой эпидемии» энергичное распространение ядовитого борщевика Сосновского. Завезенное к нам по недомыслию и лишенное в наших условиях своих естественных врагов и болезней, это растение быстро обживает придорожные полосы, лесные опушки, пастбища, а в некоторых случаях и вырубки. Соответственно, теперь те, кто хочет или должен ему противостоять, вынуждены делать это недешевыми искусственными средствами.

8. Замеченная многими людьми неодинаковая численность (а возможно, и разная активность) клещей и кровососущих насекомых на территориях с разным БРЛ. За всем этим нельзя не увидеть разные уровни санитарной опасности таких объектов для людей, что обязывает принимать данное обстоятельство во внимание при планировании и организации работы и отдыха людей в лесах.

С моей точки зрения, лучшее, что люди могут сделать для сохранения БРЛ (и самого «банка» лесного генофонда России), это «железная» (на уровне соответствующих статей в УК РФ) защита государством лесов несырьевого назначения (в том числе девственных и старовозратных) от посягательств со стороны «лесного» бизнеса и иных интересантов.

На других территориях придется делать другое, а именно: осуществлять отвечающую нашим потребностям трансформацию БРЛ. Это, очевидно, всегда будет вынужденной акцией, сопряженной к тому же с возможностью получения тех или иных негативных результатов. Чтобы минимизировать их вероятность, у нас может быть только одна некороткая «дорожная карта» – обязательно проводить многолетние эксперименты, а затем проверять и перепроверять полученные результаты в производственных опытах. Со своей стороны поясню, почему такая многоступенчатая проверка необходима: в том числе еще и потому, что достигаемый в традиционных опытах высокий прирост определенных деревьев по высоте и диаметру еще не означает, что именно им присуща высокая устойчивость к опасным для них факторам и условиям.

Член-корр. РАН,
Заслуженный лесовод России
И.В. Шутов

12.12.2016



Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Нажимая "Подписаться", Вы принимаете условия обработки персональных данных.
Теги: Лесоводство, Шутов

Другие статьи блога

К юбилею А.Г. Мошкалева
К юбилею А.Г. Мошкалева
О методах таксации лесов. Трейфельд Р.Ф.
О методах таксации лесов. Трейфельд Р.Ф.
Усольцев В.А. Депонирование углерода лесами Уральского региона России (по состоянию Государственного  учета  лесного  фонда на 2007 год).
Усольцев В.А. Депонирование углерода лесами Уральского региона России (по состоянию Государственного учета лесного фонда на 2007 год).

Наверх
array(5) { ["id"]=> int(0) ["ip"]=> string(14) "35.175.191.168" ["language"]=> string(2) "en" ["gmt"]=> int(0) ["guest_id"]=> string(32) "3d2430d69a18fc3d367bdcee6a2fea4c" }