Официальный сайт Союза лесоводов Санкт-Петербурга
Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Нажимая "Подписаться", Вы принимаете условия обработки персональных данных.
Социальные сети

КОНЦЕПЦИЯ СОВРЕМЕННОГО ЛЕСОУСТРОЙСТВА. МОИСЕЕВ Н.А. РАЗДЕЛ 3. Краткая история развития лесоустройства в зарубежных странах и России.

Моисеев Н. А., академик РАН Концепция современного лесоустройства в России / Н. Моисеев. – Пушкино : ВНИИЛМ, 2017. – 88 с.

27 апреля в 16:11

Краткая история развития лесоустройства
в зарубежных странах и России

Истории лесоустройства посвящены труды многих известных в этой об-ласти авторов, включая Ф.К.Арнольда [22], А.Ф. Рудзского [3], М.М.Орлова [18], Н.Н.Гусева [21]. При этом сами методы лесоустройства лучшим образом характеризуют историю его развития. Не случайно Ф. Юдейх, автор первого немецкого учебника по лесоустройству, уделяет особое внимание его методам [19, с. 245–331]. Истории была посвящена и изданная в 2014 г. нами книга «Лесоустройство в России» [23].

В данной Концепции мы не входим в перипетии и детали развития лесоустройства в России и в зарубежных странах. В прилагаемом к Концепции отчете дается подробная характеристика лесоустройства в ряде промышленно развитых стран с развитым лесным сектором экономики, включая Германию, Финляндию, Швецию, Канаду, США, Австрию, а также стран ближнего зарубежья – Латвию, Белоруссию.

В Концепции рассмотрены такие вопросы, как роль, цель и задачи лесоустройства в отечественной и зарубежной практике, главный вектор его развития на мировом уровне, его содержание, статус и место в управлении лесами, характер выходного документа, наконец, причины подъема и падения его, особенно в России, методы планирования и роль всех субъектов лесных отношений, в т.ч. и общественности в формировании и реализации лесных планов.

1. История развития лесоустройства
в зарубежных странах

Прародиной лесоустройства являлась Германия благодаря трудам немецких ученых Г.Гартига и Г.Котты. Первый из них в основу лесоустройства заложил массово-периодный метод (1795 г.), второй – площадно-периодный метод (1804 г.). Второй метод из-за простоты и удобства в пользовании получил наибольшее распространение.

Оба метода преследовали цель, организовать лесное хозяйство так, чтобы обеспечить постоянство, т.е. непрерывное, неистощительное пользование лесом, достигшим возраста спелости, путем равномерного распределения насаждений по классам возраста.

В основе такого подхода лежала теория нормального леса, представляющего собой равномерное распределение площади насаждений по классам возраста, с достижением нормального запаса и прироста, что и обеспечивало постоянство пользования лесом и поступления ожидаемых доходов.

При этом возраст спелости древостоев, на основе которой определялся оборот рубки, устанавливался в том возрасте, в котором среднегодовой чистый доход (на 1 га в год) исследуемых насаждений достигал максимума. Этот доход представлял собой лесную ренту, или разностную величину, получаемую вычитанием из валового дохода при реализации соответствующих лесоматериалов всех затрат на их выращивание, заготовку и доставку на рынки сбыта.

Предлагаемая лесоустройством модель лесоуправления на основе организации непрерывного неистощительного пользования лесом вполне могла быть реализована для лесных массивов государственных лесов и крупных частных лесовладений. Но она была не реальна для использования ее в мелких частных лесовладениях, которые были распространены в прошлом и доминируют еще и поныне в скандинавских, многих западноевропейских странах, в США, где многие частные лесовладения в среднем находятся в пределах 30–35 га.

Со второй половины ХХ столетия частные лесовладения могли объединяться в ассоциации, что расширяло их возможности планировать лесное хозяйство на основе постоянства пользования или ННПЛ.

Но в прошлом, да и сейчас для отдельных индивидуальных хозяйств реальным для использования была форма не непрерывного, а периодического пользования лесом. Именно таким владениям адресованы слова Ф.Юдейха о том,что «в небольших лесах, которым приличествует система периодического хозяйства, вряд ли может быть речь о лесоустройстве. Задача его здесь ограничивается, главнейше, определением целесообразного возраста рубки…»[19, с. 11].

Решение этой задачи привело Ф. Юдейха к отступлению от классического лесоустройства, заложенного его предшественниками-основателями, а в последующем и к противостоянию лесных экономистов, сторонников лесной и земельной ренты, как в самой Германии, так и за ее пределами.

Дело в том, что при определении возраста спелости, а следовательно, и возраста рубки, при периодической форме лесопользования ожидаемый доход отдален значительным периодом времени от затрат на лесовосстановление и не сопоставим без учета фактора времени с помощью коэффициента дисконтирования, определяемого на основе процентной ставки. На этой основе проф. Макс Пресслер (1815–1886), учитель Ф. Юдейха, создал учение о финансовой спелости, используя формулу Фаустмана по определению почвенной (земельной) ренты [24]. Оно было опубликовано в 1865 г.

Чтобы судить о многосторонних последствиях применения финансовой спелости для лесов необходимо иметь ввиду, что лесное хозяйство неконкурентоспособно по сравнению с другими видами землепользования из-за длительных сроков окупаемости затрат (процесс лесовыращивания), измеряемых десятилетиями.

При слабости и даже отсутствии в прошлом природоохранных законов это приводило, во-первых, к сведению лесов и замене их другими видами использования земли (под пашни, пастбища и т.д.). Во-вторых, процентные ставки, общие и для других отраслей, резко занижали возраст рубки и приводили к замене ценных высокоствольных дубрав с высокими оборотами рубки на древостои с короткими оборотами рубки, например хвойных монокультур, которые впоследствии наиболее страдают от промышленных эмиссий, вредителей и болезней, пожаров. Все это выявилось по истечении значительного промежутка времени.И уже во второй половине ХХ столетия вызвало ожесточенную борьбу за искоренение учения финансовой спелости, зародившегося в Германии, и замене монокультур смешанными дубравами и буковыми лесами, которые ранее искореняли сторонники земельной ренты [2, 20, 25].

Но беда Ф. Юдейха, как авторитетного в то время человека на посту директора Тарандской академии, заключалась еще и в том, что он, по сути, подменил созданное его предшественниками классическое лесоустройство, поставив и организацию модели непрерывного неистощительного пользования на основу учения о финансовой спелости, т.е. там, где ей бы и не должно иметь место.

Подтолкнула его на этот ошибочный шаг теория нормального леса, которая не давала ответа, как избежать жертв при крайне неравномерном распределении площади насаждений по классам возраста. Ответ на этот вопрос в свое время дал автор этих строк, разработав в своей докторской диссертации теорию организации непрерывного неистощительного пользования лесом на основе моделей простого и расширенного воспроизводства лесных ресурсов. Эта теория (позже мы к ней еще вернемся) описана в учебниках по экономике лесного хозяйства [26] и лесоустройства [27] и была одобрена немецкими учеными, за что автор был удостоен звания почетного доктора Дрезденского технического университета и медали Генриха Котты, как основателя лесоустройства.

Следует иметь ввиду, что именно с легкой руки Ф.Юдейха, учебник которого выдержал 8 изданий и широко использовался в зарубежных странах, авторы англоязычных учебников по лесной экономике финансовую спелость леса имели в качестве «краеугольного камня». Однако на родине благодаря проф. Шпайделю и его сторонников, были приняты меры по искоренению этого учения в качестве руководства для практики[2, 20]. Учтя тот ущерб, который нанесло это учение самим лесам Германии, были приняты меры по реставрации экологически устойчивых смешанных разновозрастных насаждений, которые в прошлом занимали значительное распространение [25].

Как в России отнеслись к финансовой спелости? Проф. А. Ф. Рудзский предостерегал отечественных лесоустроителей от заимствования финансовой спелости, называя расчет ее «бумажной игрой», пользование которой привело бы в российских условиях к выращиванию только «жердей и дров», а доски и строевой лес пришлось бы завозить, по его словам, из Аме-рики [3].

Что касается характера управления лесами и лесоустройства для тех европейских стран, которые приводятся в прилагаемом отчете (Германия, Ав-стрия, Швеция, Финляндия, Латвия и Белорусcия), то общим для них является то положение, что на местном уровне в государственных лесах совмещено управление ими с производственной деятельностью, включая заготовку древесины, ведение лесного хозяйства, реализацию лесоматериалов и других видов продукции, а также услуги, связанные с рекреационной деятельностью и даже с охотничьим и рыбным хозяйством в местных водоемах.

Но при этом общей является установка на создание лесов и хозяйства многоцелевого значения. Само лесоустройство включает стандартные этапы:
 1) учет лесов,
 2) оценка прошлого хозяйства,
 3) определение целей лесоуправления,
 4) планирование достижения целейна многовариантной основе,
 5) экономическая оценка альтернатив.

По заявлению проф. Клауса фон Гадоу наиболее сложным этапом является моделирование формирования экологически устойчивых смешанных разновозрастных насаждений, что является актуальным для лесного планирования всех стран Центральной Европы[28].

Экономическая оценка альтернатив дается на основе стоимостной оценки продукциив рыночных ценахкаждой из альтернатив. Каждая страна по-своему решает этот этап работы. Но инновационным являетсяопыт Швеции по автоматической записи в электронном виде, начиная с компьютера многооперационных машин (харвестеров) всех операций по заготовке и разделке древесины на сортименты с разделением их по сортам (5 для сосны и 4 для ели) и последующей записью всех сделок (по купле-продаже) с доведением окончательного результата до владельца лесов. Вся информация о сделках хранится в течение двух лет. При этом система учета контролирует всю цепь поставок. Для осуществления тако-го автоматического учета на всю Швецию действует 4 независимых ассоциации, а основным регулирующим государственным органом в области лесных измерений является Агентство лесного хозяйства Швеции.

Этот пример, безусловно, является «маяком», к формированию которого надо стремиться. Конечно, и у нас был замысел создания подобной системы, но пока он не может претендовать на объективную стоимостную оценку древесины на корню по рыночным ценам.

Конечно, организация лесоустройства для государственных и частных лесов имеет отличия.

Лесоустройство и лесное планирование в государственных лесах Швеции осуществляет компания «Свеаског» в виде открытого акционерного общества, находящегося в собственности государства. Эта компания выполняет все виды работ по использованию и воспроизводству государственных лесов. И она же осуществляет лесоустройство и лесное планирование от микро- до макроуровня.

В Финляндии лесоустройство и многоцелевое управление государственными лесами, включая заготовку древесины и ее продажу, входит в созданное 15 апреля 2016 г. подразделение «Лесное хозяйство» Министерства сельского и лесного хозяйства в составе компании «Метсахалитус».

Стратегическое лесное планирование в государственных лесах Финляндии осуществляется путемпланирования природных ресурсов (ППР), в состав которых входят и лесные ресурсы. Процесс планирования состоит из следующих этапов:
1) описание и оценка текущего состояния планируемой территории;
2) определение целей управления природными ресурсами;
3) разработка альтернативных стратегий управления;
4) оценка результатов стратегий.

Основная цель процесса ППР заключается в выработке сбалансированного плана управления лесами и другими природными ресурсами на10 лет. Этот план должен сочетать общие задачи государственной компании, задачи клиентов, заинтересованных лиц и местного населения. План включает прочие виды деятельности, в том числе рекреацию, сохранение биоразнообразия, вопросы рыболовства и оленеводства.

Для всех альтернатив проводится экономический анализ последствий их реализации. Оценка основывается на основерыночной стоимости продукта в рамках альтернатив.

Важным требованием при планировании является организация участия в нем всех заинтересованных сторон и рациональная технологияпринятия решения с многокритериальной оценкой решаемой задачи.

Конечное согласование и утверждение плана проводится советом директоров государственной компании Метсахалитус с учетом предпочтений заинтересованных сторон и рекомендаций экспертов.

В вышеизложенном нами отмечены наиболее характерные стороны эволюции лесоустройства на примере отдельных стран, в том числе Германии, Швеции, Финляндии, оказывающих наибольшее среди других стран вли-яние на распространение того положительного опыта в мире, которое заслуживает внимания.

Прежде всегопривлекает внимание «крутой поворот» в управлении лесами к многоцелевому хозяйству в них, учитывая, что во всех этих из вышеназванных стран прошлое хозяйство несло большие риски для состояния лесов.

Напомним, что почти половина, если не больше, лесов Германии страдала от промышленных эмиссий. Замена девственных смешанных разновозрастных лесов на хвойные монокультуры лишь ослабила состояние лесов не только от промышленных эмиссий, но и возникающих периодически очагов вредителей и болезней. Финансовая спелость, о которой шла речь, внесла свою лепту, в том числе по увеличению низкоствольных мелкотоварных древостоев в составе частных лесовладений.

В Финляндии еще во времена Вольтера из-за сведения лесов, финнов предупреждали, что своими действиями они готовят вторую Гренландию. Да и сейчас финское правительство самокритично признает, что из-за прошлого одностороннего хозяйства преимущественно на древесный ресурс катастрофически подорвано биоразнообразие.

За последние годы в этих и других странах взят последовательный курс на экологически устойчивое многоцелевое управление лесами и, что очень важно, на это акцентировано и лесоустройство и лесное планирование.

Безусловно, революционной стороной лесного планирования в этих странах пока, правда, только для государственных лесов стала технология планирования с участием всех субъектов лесных отношений и широкой общественности. Тогда как в прошлом и в этих странах главенствовало технократическое планирование, которое было далеко от учета общественного мнения.

Заслуживает внимания и стоимостная оценка результатов планирования, без чего последнее вообще немыслимо в условиях рыночной экономики.

Даже учет только что перечисленных сторон способно поставить управление лесами на более высокий, эффективный уровень его реализации.

Все это заслуживает особого внимания для России, многолесной державы мира, к опыту которой мы далее переходим, но в которой в 2007 г. ликвидировансам институт лесоустройства, обрекая страну на управление лесами вслепую, не представляя их состояние, не владея знанием об их потенциале и не имея планов управления ими.

2. История лесоустройства в России

В России лесоустройство оформилось спустя полвека после его становления в Германии на базе методов, разработанныхего основателями: массово-периодного – Г.Гартига (1795) и площадно-периодного – Г.Котты (1804). В первой Лесоустроительной инструкций, изданной в 1845 г., проф. Ф.К.Арнольд объединил эти два метода в виде площадно-массового периодного метода.

Проф.М.М.Орлов дал ей высокую оценку: «инструкция переносила в русские леса наиболее совершенный в то время прием западно-европейского лесоустройства» [29, c. 458]. «Но она, – тут же добавляет он, – оказалась слишком хорошей на общем фоне неустройства и бесхозяйственности». Тем не менее, начало лесоустройству в организационном отношении в России было положено. Использование немецкого опыта в области лесоустройства имело место не только в России, но и в других странах, хотя он в последующем трансформировался в каждой из стран с учетом их условий и структур управления лесами. По этому поводу известный лесовод Д.М. Кравчинский на съезде лесовладельцев в Туле в 1909 г. говорил, что «все мы, русские лесничие, знаем, что родиной правильного, идейного, принципиального лесного хозяйства надо считать Германию». Но он же подчеркивал, что характер отечественных лесов и условий хозяйства в них заставил русских лесничих вырабатывать свои правила и основы хозяйствования [30].

В предисловии мы отмечали, что лесоустройство как инструмент лесоуправления зависим от политической и экономической систем управления страной и любые изменения последних под влиянием революций и реформ отражается и на их состоянии.

В истории нашей странытри наиболее существенных потрясения отразились на системе лесоуправления.

Первый из них был связан с Екатериной I, которая после преждевременной кончины Петра I, будучи возведенной на престол гвардией во главе с А.Д. Меньшиковым, для упрочения своего положения на троне передала (30.12.1726) государственные леса в управление воеводам. Екатерина II, жена императора Петра III свергла его, также опираясь на гвардию, и из тех же соображений в благодарность, издав (1762) указ о «вольности дворянства».

Вторым по масштабности влияния на лесоуправление стали революции 1917г., гражданская война и переход от капиталистической к централизованно планируемой экономике.

И наконец, третьим, не уступающим по своему влиянию второму явился обратный переход от централизованно планируемой к частно-капиталистической рыночной экономике, который продолжается до сих пор.

Названные указы двух императриц (1726 и 1762 гг.) имели для лесов России исключительно разорительный характер. По свидетельству проф. Ф.К. Арнольда вредные последствия указа о передаче лесов в управление воеводам «не замедлили вскоре обнаружиться» [22]. А после указа «О вольности дворянства» идея Петра I о государственном значе-нии лесов вообще отошла на задний план и «находилась в загоне».

Император Павел I хотел относиться к лесам, как его великий прадед. Именно с его указом в 1798 г. связывают создание Лесного департамента, регулирование отпуска леса с его стоимостной оценкой в виде впервые введенных лесных такс. Но за период предшествующих царствований набравшая силу инерция насильственно сместила Павла, а затем был упразднен и созданный им Лесной департамент; при этом «произвол в распоряжении лесами действовал безгранично»[22].

Потребовалось более 100 лет после Петра I, чтобы вернуться к упорядочению государственного управления лесами, для чего уже требовались экстраординарные меры. Надо иметь ввиду, что «правление воевод» и «вольности дворянства» дорого обошлись лесам России, приведя к резкому сокращению лесистости в центральных и южных регионах, а также к истощению лесов вдоль транзитных водных и наземных магистральных путей транспорта в многолесных регионах.

В отчете, поданном Императору Николаю I от генерала-адъютанта П.Д. Киселева о командировке его летом 1836г. в разные губернии, представлена «печальная картина»: «леса казенные и особенно поселянскиебольшею частью истреблены, как по злоупотреблениям лесных чиновников, так и по неведению правильного лесоводства и по недостатку стражи» [31, с.90].

Аналогичные заключения следовали и от других проверяющих состояние казенных лесов.

В Архангельской губернии «происходит неимоверное истребление лесов» и, если «этот беспорядок еще продолжится, то эта губерния оскудеет совершенно корабельным и строевым лесом» [31]. В Вологодской губернии «почти везде на расстоянии десяти верст от рек… леса опустошены»; в Олонецкой губернии леса вблизи лесопильных заводов «чрезмерно истреблены» … всякий рубит, где ему ближе и где находятся лучшие деревья» [31].

Не только проверяющие, но и влиятельные около Императора лица настаивали на необходимости перехода к централизованному управлению лесами в стране с учреждением самостоятельного Лесного департамента в составе Министерства государственных имуществ и придания ему должных полномочий для устранения вопиющих недостатков в управлении лесами. Такой Лесной департамент при Императоре Николае I был создан в1837г. в составе Министерства государственных имуществ. Однако самостоятельность он получил лишь 15 февраля 1843г. благодаря министру, графу П.Д.Киселеву (1788–1872), который сыграл выдающуюся роль в наведении порядка в управлении лесами России и в создании отечественного лесоустройства. Именно благодаря ему в самом департаменте были сконцентрированы все полномочия для управления, включая кадровую, финансовую политику, ранее находившиеся в ведении других департаментов министерства, что, кстати, наблюдается и ныне в составе Минприроды России. При нем был создан корпус лесничих и военизированная лесная охрана.

Но для обсуждаемой в данной концепции проблемы лесоустройства именно только с момента создания Лесного департамента была осознана не только необходимость, но и неотложность введения в состав Управления лесами государственной службы лесоустройства, на которую возлагались не только функции учета лесов и планирования правильного лесного хозяйства, но и рекомендации по совершенствованию самого управления лесами, контроль за действиями местных органов управления лесами, принятию мер по исправлению имеющихся недостатков, а при необходимости донесение о них лесному департаменту, что требовало статуса независимости службы лесоустройства от влияния местных лесных чиновников.

Такова была ситуация, предшествовавшая зарождению лесоустройства в России, на службу которого возлагалась надежда в составе Лесного департамента, чтобы, опираясь на него, навести порядок в управлении лесами страны. И надо отметить, что первая Лесоустроительная инструкция (1845), подготовленная проф. Ф.К.Арнольдом, оправдала свою роль флагмана. Она служила ориентиромдля последующих инструкций, в составе которых мы выделяем инструкции, разработанныепод руководством А.Ф. Рудзкого в 1888г., в год издания первого в России лесоохранительного закона, и последующие инструкции (1911 и 1914 гг.), подруководством проф. М.М. Орлова, нашедшие окончательное обобщение в инструкции 1926г. уже при другой политической системе.

Почему мы выделили инструкции, подготовленные под руководством Арнольда, Рудзкого и Орлова, отделив их от всех остальных, имевших место? Дело в том, что между ними действовали так называемые «упрощенные правила», при которых лесоустройство уже теряло свое централизованное назначение, а вместе с тем и требуемое содержание и качество. Это было связано с социально экономической обстановкой в стране, требующей от царского правительства переключения внимания на другие неотложные проблемы, включая освобождение крестьян от крепостного права (1861).

Подводя итоги 85 годам дореволюционного лесоустройства, проф. М.М. Орлов подразделяет их на два периода, из которых 32 года приходится на время централизации лесоустройства и его подъема, а 53 года на период падения лесоустройства, связанный с его децентрализацией. Эта закономерность прослеживается и в советское время, а также в постсоветское, с тем только отличием, что период падения занимает в последних еще больший удельный веси сопровождался даже дважды его упразднением.

В советское время упразднение лесоустройства в 1930-х гг. былосвязано с вынужденным отступлением от принципа постоянства или ННПЛ. Необходимость в форсированной индустриализации и повышении обороноспособности страны накануне Великой Отечественной войны вынуждала допускать перерубы в транспортнодоступных лесах и мобилизовать валюту для закупки необходимого оборудования и строительства новых заводов и фабрик. При этом лес был одним из важных источников получения валюты. Так, например, Архангельские лесопильные заводы стали одним из валютных цехов страны.

Однако уже после Великой Отечественной войны постановлением Совета Министров СССР впервые за всю историю страны 4 апреля 1947г. было создано самостоятельное Министерство лесного хозяйства СССР, которому были переданы в управление все леса страны. И что немаловажно для обсуждаемой проблемы, так этим же постановлением было создано и Всесоюзное аэрофотолесоустроительное объединение «Леспроект».

В 1951 г. в МЛХ СССР была разработана «Инструкция по устройству и обследованию лесов государственного значения СССР» комиссией в составе Б.И.Грошева, Б.А. Козловского (нач.ВО «Леспроект»), П.П. Мариновича, А.Я. Родионова и В.В.Соловьева.

Эта инструкция представляла комбинацию унаследованных рекомендаций из прошлых лесоустроительных инструкций, в том числе дореволюцион-ного периода, а также инструкции 1926 г., разработанной под руководством проф. М.М.Орлова. К числу унаследованных рекомендаций относились разряды лесоустройства, рекомендованные в инструкции 1926 г., выделение хозяйственных частей, которые распространялись и на сырьевые базы, закрепленные за лесопромышленными предприятиями.

Инструкция 1951г.сыграла определенную роль в деле упорядочивания организации лесопользования и лесного хозяйства в стране, а также лесного планирования в условиях централизованно управляемой экономики.

Последующие лесоустроительные инструкции были связаны в основном с очередными реорганизациями центральных органов. В связи с приходом к управлению страной Н.С. Хрущева начался переход от отраслевой системы управления к совнархозам. При этом в 1953 г. было ликвидировано МЛХ СССР и вместо него был создан Государственный комитет, объединяющий все лесные отрасли при Госплане СССР. Именно в этот период (1953–1965гг.) планировались самые большие стройки века – крупнейшие даже для мирового уровня лесопромышленные комплексы (ЛПК) на Европейском Севере, в Сибири и на Дальнем Востоке. В их числе Усть-Илимский ЛПК, Братский ЛПК, Сыктывкарский ЛПК, крупный ЦБК в Котласе и др.

На практике в многолесных регионах объединялись лесхозы и леспромхозы в комплексные лесные предприятия. Все эти тенденции проявились и в требованиях к лесоустройству. Госкомитет СССР по лесу в 1964 г. Утверждает новую «Инструкцию по устройству государственного лесного фонда», в которой предлагалась разработать «генеральные схемы развития лесного хозяйства и лесной промышленности по областям» (краям, республикам) как верхний уровень лесоустройства. Второй уровень лесоустройства относился уже к местному уровню (лесхоз, леспромхоз, комплексное лесное предприятие). Для проектируемых лесохозяйственных мероприятий предлагалось давать экономическое обоснование. Именно в этой инструкции вместо хозяйств вводится понятие хозяйственной секции, в составе которых выделяются временные хозсекции с целью замены их на хозяйственно целесооб-азные (эталонные).

После смещения Н.С.Хрущева в 1965г. вновь вернулись к отраслевой системе управления, в том числе и по лесному хозяйству с организацией Гослесхоза, как центрального органа управления лесами. В 1986г. этим органом утверждена первая часть новой «Инструкции по проведению лесоустройства в едином государственном лесном фонде СССР». Вторая часть ее была утверждена в 1990г. Ее отличием от предыдущих инструкций советского периода явился учет «основ лесного законодательства Союза ССР и союзных республик», в котором был восстановлен принцип постоянства пользования или ННПЛ для всех без исключения лесов страны, в том числе и для лесов III группы.

В этой инструкции впервые территория лесного фонда СССР подразделяется на две зоны: зону лесоустройства и зону инвентаризации лесов.

В ней также подтверждена необходимость разработки при лесоустройстве долгосрочных программ использования лесов и ведения лесного хозяйства на двух уровнях:

 на уровне области, края, республики в виде основных направлений организации и ведения лесного хозяйства;
 на втором уровне в виде проекта организации и ведения лесного хозяйства для лесных предприятий на ревизионный период (10 лет).

В виде предварительного заключения следует подчеркнуть, что инструкции дореволюционного периода 1845, 1888 и 1914 гг., а также советского периода 1926 и 1986 гг. являются теми историческими вехами, по которым можно судить о поступательном развитии лесоустройства в России.

В советский период масштабы лесоустройства по ежегодным размерам охватываемых площадей многократно превосходили и дореволюционные, и постсоветские.

Постсоветский период лесоустройства в России характеризовался углублением кризиса, резким спадом объемов лесоустроительных работ и снижением их качества. Если в советский период ежегодный охват лесоустроительных работ достигал в среднем 35–45 млн га, то к 1990г. он упал до 5–10 млн га, а к 1995г. еще ниже – в 2 раза. Снизились и расценки на эти работы, а соответственно пострадало и их качество. Как следствие лишь около 1/5 части лесов сохраняет достоверность информации о их характеристике. О низком качестве лесных планов, разработанных для субъектов Российской Федерации, критически отзывался и Президент Российской Федерации В.В.Путин на заседании Госсовета в 2013г. в Улан-Удэ.

Причина отмеченного кризиса – в умалении роли государства в управлении лесами младореформаторами и ошибочность взятого ими курса на тотальную приватизацию лесов большим бизнесом через переходный этап аренды при формировании последнего лесного кодекса. И хотя из-за возмущения общественности по указанию Президента была снята вывеска приватизации лесов, но конструкция Кодекса осталась прежней, как бы готовой в любой момент к этой акции. Об этом можно судить и по замене разрешительного порядка лесопользования, присущего государственным лесам всех промышленно развитых стран мира, на заявительный, применимый лишь для частных лесов; перевод лесов в правовом отношении из недвижимого имущества в движимое, без права регистрации, самоустранение государства от стоимостной оценки по рыночным ценам древостоев отводимых в рубку – эти и др. не упоминаемые здесь меры лишь углубляюткризис в лесоуправлении. При этом в кодексе не нашлось места и для лесоустройства, которое всегда исполняло роль «государственного ока» для наведения порядка в лесу в общественных интересах, а не в угоду частному лицу. Мы приводили для примера наставление управляющим государственными лесами в США. Но нынешнего умаления роли государственного управления лесами не допускалось и в дореволюционной России, начиная с правления императора Николая I, о чем выше мы уже писали.

Исходя из изложенного постсоветский период не оставил ничего отрадного в области лесоустройства, поскольку оно реформаторами последним лесным кодексом было упразднено. Но при этом для камуфляжа была допущена подмена понятий даже в названии инструкции, как «лесоустроительных», утвержденных приказами Рослесхоза от 12.12.2011 №516, а до этого приказом МПР России от 18.06.2007 №377.Обе инструкции как «близнецы-братья» никакого отношения к лесоустройству не имеют, а ограничиваются только лесоинвентаризационными работами. Но даже и эти работы не обеспечены должным финансированием и допускают участие в нем самих арендаторов, забывая при этом, что тот, кто платит, преследует свои интересы. Не лишне привести мнение и профессионала на практике, директора Уральского филиала ФГУП «Рослесинфорга» Павла Мезенцева: «Если государство не будет этим заниматься, тоесть угроза, что со временем оно утратит контроль над своей собственностью. Отсутствие лесоустройства – путь к этому!»

Усугубляет положение лесных дел, в том числе и с лесоустройством, – передача в 2005г. полномочий по управлению лесами субъектам Российской Федерации, ибо абсолютная децентрализация управления лесами в такой большой стране (из 85 субъектов), как Россия, при слабости надзорной функции со стороны Минприроды России чревата теми же последствиями, которые выше приводились для периода «правления воевод» и «вольности дворянства» после кончины Петра I.

«Лес нужно спасать» уже звучало даже в выражениях и в критических замечаниях Президента России В.В.Путина на заседании Госсовета в Улан-Удэ в 2013г. [32].

Ведение лесоустройства в его классическом, а не в усеченном виде является первоочередной мерой для наведения порядка в лесу и в лесных отношениях между основными субъектами. И именно Минприроды России и в его составе Рослесхоза должно быть самым заинтересованным органом в возрождении лесоустройства, используя исторический опыт, когда в самых критических ситуациях именно лесоустройство было решающим средством наведения порядка в лесу и управления им.



Форум
* Поля, обязательные для заполнения
Теги: Моисеев, Лесоустройство

Другие статьи блога

Петиция Президенту России В.В. Путину.
Петиция Президенту России В.В. Путину.
Лес как объект природы и хозяйственной деятельности лесоводов. Шутов И.В.
Лес как объект природы и хозяйственной деятельности лесоводов. Шутов И.В.
О системе рубок еловых лесов. Трейфельд Р.Ф.
О системе рубок еловых лесов. Трейфельд Р.Ф.

Наверх
array(5) { ["id"]=> int(0) ["ip"]=> string(12) "54.80.26.116" ["language"]=> string(2) "en" ["gmt"]=> int(0) ["guest_id"]=> string(32) "221434500807295d87775b10a31d084d" }