Официальный сайт Союза лесоводов Санкт-Петербурга
Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Нажимая "Подписаться", Вы принимаете условия обработки персональных данных.
Социальные сети

Роль научных школ в возрождении лесного машиностроения России. Григорьев И.В.

Игорь Владиславович Григорьев о научной школе Якутской государственной сельскохозяйственной академии «Инновационные разработки в области лесозаготовительной промышленности и лесного хозяйства», ранее базировавшейся в Санкт-Петербурге, на базе СПбГЛТУ.

27 ноября в 14:46

Общая проблема отечественного ЛПК – это низкая эффективность практически всех его составляющих, например, съем древесины с 1 га лесопокрытой площади в России составляет около 0,2 м3, а в развитых лесопромышленных странах – 2,5-3,5 м3 с 1 га. Сегодня доля ЛПК в ВВП России менее 5%, в экспорте менее 2%, (а ведь) по оценкам ряда специалистов при рациональном подходе этот вклад может составлять 100-120 млрд. долларов в год, что сопоставимо с доходами от нефти и газа.

Причин у этой проблемы достаточно много, как законодательных, так и природно-производственных.

О законодательных проблемах лесного комплекса говорят и пишут много, повторяться не буду, достаточно поднять комментарии специалистов за последний год по 415-ФЗ.

К природно-производственным можно, прежде всего, отнести транс-портную проблему. В России слабая сеть лесных дорог, очень низкие темпы их строительства и качество, которое оставляет желать много лучшего. Практически отсутствуют лесные дороги круглогодичного действия. У подавляющего большинства современных лесозаготовительных предприятий нет возможности строить лесные дороги. Очень немногие из них хотя бы поддерживают на должном уровне дороги, построенные во времена СССР. Из официальной статистики известно, что в России на 1 тыс. га – 1,5 км лесных дорог, а в Финляндии на 1 тыс. га – 12 км.

И все это на фоне того, что спелые доступные насаждения в эксплуатационных лесах во многом вырублены, в результате плечо вывозки постоянно растет. На ряде лесозаготовительных предприятий Сибири оно уже превысило 250 км. Это, в свою очередь, поднимает себестоимость заготовляемой древесины и снижает рентабельность лесозаготовок. Далее, по цепочке дорожает продукция и снижается рентабельность деревообрабатывающих и деревоперерабатывающих предприятий.

Очень большой проблемой, серьезность которой, наверное, до конца еще не осознали, является полный развал отечественного лесного машиностроения. Вы правы, печальные цифры статистики известны, давайте поговорим о причинах.

Последовавший за развалом СССР развал крупных лесопромышленных предприятий на множество мелких, многочисленные их захваты и перезахваты лишили отечественные предприятия лесного машиностроения подавляющего большинства потребителей их продукции.

В те годы владельцы лесных предприятий хорошо осознавали, что «ничто не вечно под луной» – сегодня ты владелец, а завтра уже нет. Поэтому никто, или практически никто, не строил долгосрочных планов развития предприятий, не озадачивался проблемой обновления машинного парка. Стремились больше и быстрее урвать, используя оставшиеся со времен СССР машины и оборудование. Впрочем, так обстояли дела не только в лесном секторе экономики.

Превратившись в акционерные общества, лишившись государственных заказов и заказов машиностроительных предприятий, прекратили свое существование отраслевые НИИ и КБ. Многих, как например, ЦНИИЛесосплава просто не существует в природе, а оставшиеся, известные мне, являются в принципе призраками известных в прошлом брендов. А именно, вывеска на бланках и печати есть, а вот зданий, оборудования и кадров, не считая нескольких научных пенсионеров и пробивного директора нет.

Из своего опыта могу сказать, что больно было наблюдать картину, когда из закрывающихся отраслевых НИИ грузовиками в макулатуру вывозили научные отчеты, каждая цифра в которых была получена при проведении масштабных экспериментов, и стоила не малых денег.

В результате гибель крупных лесозаготовительных предприятий по цепочке привела к гибели отечественных заводов лесного машиностроения и обслуживающих их научных и проектных организаций.

Сегодня заготовка древесины в России выполняется пилами и машинами импортного производства. Мощностей для производства этого оборудования в России практически нет. В «ноу-хау» конструирования и производства современной лесозаготовительной техники мы отстали катастрофически. Это же можно сказать и о деревообработке.

Хочу обратить внимание на то, что если по каким-либо причинам США, Евросоюз и Япония введут мораторий на поставку в Россию лесозаготовительной и деревообрабатывающей техники, а так же расходных материалов, мы очень скоро вернемся к технологиям 40-х годов двадцатого века.

Еще одной очень существенной проблемой являются негативные изменения таксационных характеристик эксплуатационных лесов в сторону увеличения доли низкотоварной древесины и уменьшения среднего объема хлыста, что также снижает рентабельность лесозаготовок.

Под низкотоварной древесиной принято понимать древесину, имеющую товарную стоимость ниже себестоимости ее заготовки и переработки при существующих технологиях. К ней, прежде всего, относится мягколиственная и тонкомерная древесина, которая не пользуется спросом у переработчиков древесины, либо имеет закупочную цену, не оправдывающую затрат на ее заготовку. В результате Российские леса деградируют, накапливая такую древесину. А лесозаготовители (часто путем сомнительных схем) для поддержания хотя бы минимальной рентабельности, вынуждены набирать объем заготовки деловой древесины в очень фрагментированной лесосечном фонде, даже путем подневольно-выборочных рубок, запрещенных в России, проводимых под видом добровольно-выборочных.

Негативные изменения в таксационных характеристиках Российских лесов так же связаны и с почти полным прекращением проведения рубок ухода, которые при аренде до 49 лет просто не целесообразны для арендаторов.

Ко всему надо добавить и кадровую проблему. Мой личный опыт общения с крупными, средними и мелкими лесозаготовительными предприятиями, в различных регионах России, показывает, что на многих из них на управленческих должностях работаю люди не имеющие специального лесного образования и достаточно смутно представляющие тонкости и нюансы влияния природно-производственных условий на показатели лесозаготовительного производства.

При этом лесные вузы ежегодно выпускают, в принципе, достаточное количество специалистов, но многие из них до отраслевых предприятий не доходят. И этому есть ряд причин. Во-первых, многие выпускники вузов, привыкнув к городской жизни, не готовы поменять ее на лесной поселок. Во-вторых, низкая рентабельность многих лесозаготовительных предприятий не позволяет им предложить конкурентоспособную зарплату, стимулирующую переезд специалиста в лесные условия. А далее начинает работать принцип замкнутого круга – не получая специалистов, обладающих знаниями о передовых технологиях отрасли, не обновляя кадровый состав управленцев, предприятие продолжает стагнировать, рентабельность продолжает снижаться, и оно становится все менее привлекательным для молодых специалистов.

Кадровая проблема усугубляется еще и ухудшением обстановки, связанной с отраслевыми вузами. Это связано с оптимизацией сети вузов России, приводящей к слиянию лесотехнических вузов с другими. В качестве последнего примера можно привести ситуацию с присоединением Московского государственного лесотехнического университета с МГТУ им. Н.Э. Баумана. Еще раньше был нанесен тяжелый удар по лесному образованию в Архангельской области, после вхождения Архангельского государственного технического университета (бывший Архангельский лесотехнический институт) в Северный (Арктический) федеральный университет (САФУ). Сейчас лесное образование объединили в укрупненное направление «Сельское, лесное и рыбное хозяйство», я убежден, что на качестве подготовки специалистов лесного комплекса это скажется отрицательно. И следует также учитывать, что лесотехнические вузы теперь выпускают не инженеров, а бакалавров, которые получают унифицированное образование, что для многих специальностей неприемлемо. Они значительно хуже приспособлены к работе на отраслевых предприятиях.

Какие перспективные возможности для исправления ситуации?

В области развития отечественной техники и технологии, на мой взгляд, основная надежда на оставшийся кадровый ресурс отраслевых вузов. Еще раз отмечу, что специализированные НИИ и КБ практически прекратили свое существование. В вузах работают, последние концентрированные коллективы профессионалов, в силу своих обязанностей знающие специфику работы предприятий отрасли, новинки и мировые тенденции в развитии машин и технологий.

В качестве примера хочу привести научную школу «Инновационные разработки в области лесозаготовительной промышленности и лесного хозяйства», которая включена в реестр ведущих научных и научно-педагогических школ Санкт-Петербурга. Школа была создана Заслуженным деятелем науки и техники РФ, доктором технических наук, профессором Василием Ивановичем Патякиным. К великому сожалению он скончался в 2014 году и сейчас я имею честь продолжить дело моего учителя.

Сейчас появился сравнительно новый термин – конвергентные технологии, предусматривающие проведение исследований на стыке различных наук. В момент создания школы Василий Иванович, я думаю, такого понятия не знал, но будучи действительно выдающимся ученым, интуитивно чувствовал, что принудительные ограничения исследований в рамках одного прикладного направления, или, тем более, одного научного коллектива (кафедры) ведут в тупик. Когда Василий Иванович возглавил кафедру Технологии лесозаготовительных производств в ее кадровом составе, кроме специалистов по лесозаготовкам, появились специалисты в области лесохимии, лесного хозяйства, деревообработки, экономики лесного сектора, биотехнологии. Традиционно в состав кафедры входили инженеры-механики с хорошей подготовкой в области проектирования лесопромышленного оборудования.

Все это, а также очень широкие связи Василия Ивановича с другими отраслевыми вузами, предприятиями, действующими на тот момент НИИ и КБ, позволило заложить основу одной из самых эффективных в России научных школ в области лесопромышленного комплекса. Достаточно упомянуть тот факт, что только за последние 10 лет в рамках этой школы подготовлены 5 докторских и более 30 кандидатских диссертаций, получено более 50 патентов на изобретения и полезные модели.

Именно такие научные коллективы способны обеспечить значимый прорыв из сложившейся, очень негативной сложной ситуации в ЛПК. Хочу подчеркнуть, что хотя научная школа, о которой мы говорим, не единственная в стране, подобного уровня научные коллективы в лесном секторе можно пересчитать по пальцам одной руки. Их осталось очень немного, что во многом связано с деградацией лесной науки, образования, опытно-конструкторских разработок, по сравнению со временами СССР.

В чем разница между кафедрой и научной школой, или это школа в масштабах кафедры?

Безусловно, основной костяк школы составляет коллектив кафедры – преподаватели, аспиранты, студенты старших курсов. Но, как я уже говорил, основатель школы – Василий Иванович Патякин привлекал для проведения научных работ коллег и смежников со всей страны, и других кафедр университета.

Эти связи нам удалось значительно расширить. Сейчас значимые научные результаты мы получаем с участием коллег из многих вузов России, не только лесотехнических.

Принципиальным является то, что зачинателями и руководителями научных проектов являются ученые кафедры, а в качестве соисполнителей, на добровольных началах, мы привлекаем наиболее грамотных специалистов из смежных областей знаний.

Как пример, хочу привести наши разработки в области автоматизации древесно-подготовительных цехов, которые были начаты кандидатом технических наук Локштановым Борисом Моисеевичем и доктором технических наук Куницкой Ольгой Анатольевной, и получили развитие при сотрудничестве со специалистами Петрозаводского и Вятского университетов.

Или, например, разработки научной школы в области энергоэффективности лесных машин и оборудования получили развитие в сотрудничестве с доктором технических наук Александровым Игорем Константиновичем из Вологодского университета, а сейчас работы в этом направлении мы продолжаем совместно с учеными Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого.

Помимо этого, мы добились весьма впечатляющих результатов в области модификации древесины, разработали новый концепт лесных машин, производство которых достаточно быстро организовать в рамках содружества БРИКС, есть и другие, на мой взгляд, очень перспективные разработки.

Сейчас мы начинаем работу в области модульных систем машин непостоянных лесопромышленных складов, по советской классификации 4 НС, способных на временных площадках перерабатывать низкотоварную древесину и недревесную продукцию леса.

Я и мои коллеги с удовольствием подготовим для заинтересованных лиц материалы по наиболее перспективным и подготовленным к внедрению разработкам школы.

Для нас принципиально важной является возможность доработки и внедрения наших проектов в реальное производство, ведь сейчас работы ведутся на чистом энтузиазме, за идею.

Мы хорошо отдаем себе отчет в том, что довести наши разработки до внедренческого уровня, без помощи заинтересованных организаций, у нас возможностей нет. Мы, на основании анализа передового опыта и собственных идей, создаем скорее концепты, а для их воплощения в металл необходимо пройти еще очень долгий путь – необходимо подключать конструкторов, опытно-механические мастерские, на опытных образцах определять слабые места новых технических и технологических решений.

Коллектив научной школы прикладывает много усилий для того, чтобы донести результаты своих разработок до конечного потребителя - предприятий лесного сектора. Очно и заочно мы участвуем в конференциях, смотрах-конкурсах, получаем на них дипломы, сертификаты и грамоты, их у нас довольно много, но дальше дело пока не продвигается. Делать науку «в стол» – очень не вдохновляющее занятие. Поэтому я буду очень рад, с помощью Вашего портала, сделать еще одну попытку достучаться до производственников, заинтересовать их в совместной работе по возрождению производства отечественных лесных машин и оборудования.

Инновации, по общепринятому определению, это внедренные новшества, так что без внедрения разработок в производство научная школа пока не совсем оправдывает свое название.

д.т.н., проф. Григорьев Игорь Владиславович



Подпишитесь на новости сайта
Получайте на почту актуальные новости и статьи, которые публикуются на сайте Союза лесоводов
* Поля, обязательные для заполнения
Нажимая "Подписаться", Вы принимаете условия обработки персональных данных.
Теги: Григорьев, Научная школа, Лесные машины, Лесное оборудование

Другие статьи блога

27 лет Обществу лесоводов СССР. Шутов И.В.
27 лет Обществу лесоводов СССР. Шутов И.В.
По прочтении книги проф. В.А. Усольцева «Арабески российских реалий:  между прошлым и будущим». Шутов И.В.
По прочтении книги проф. В.А. Усольцева «Арабески российских реалий: между прошлым и будущим». Шутов И.В.
Между Лесоустройством и ГИЛ. Трейфельд Р.Ф.
Между Лесоустройством и ГИЛ. Трейфельд Р.Ф.

Наверх
array(5) { ["id"]=> int(0) ["ip"]=> string(13) "54.159.51.118" ["language"]=> string(2) "en" ["gmt"]=> int(0) ["guest_id"]=> string(32) "3cacf2b2bc3e5940d3c3276dbf6dfef3" }